Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

«Стихотворение Маяковского все время на острие комического и трагического»

Подкатегория: Маяковский В.В.

«Стихотворение Маяковского все время на острие комического и трагического»

Красота борьбы, преодоления, или, как выразился Луначарский, «стремление к мужественности», проявляется так или иначе в каждом произведении Маяковского. Но Маяковский не был розовым оптимистом, не упрощал жизненных противоречий. «Тот, кто постоянно ясен, - тот, по-моему, просто глуп», - говорил Маяковский. «Постоянная ясность», «тишь да гладь» никогда не были свойственны поэзии Маяковского. В его стихах много сложного и трудного, горечи и боли. Ставшее классикой стихотворение «Юбилейное » воспринимается нами как вдохновенный гимн жизни («Ненавижу всяческую мертвечину! Обожаю всяческую жизнь!»), как свободный и раскованный, иногда шутливый, иногда гневный, серьезный, всегда исполненный убеждения в производстве своего времени, своей эпохи разговор поэта с горячо и нежно любимым Пушкиным, которого он хотел бы видеть своим современником и соратником, - разговор боевой и оптимистический. Где-то в глубине стихотворения можно почувствовать много горечи и боли... Стоит вспомнить хотя бы некоторые строки, которые «приглушены », чтобы понять, как много здесь горечи:

Вот когда и горевать не в состоянии -

из ярчайших примеров - стихотворение «Мелкая философия на глубоких местах». Нервные и напряженные ритмические перебои, мысли о смерти, о жизненной суете - кто застрахован от этого!

Я родился

рос,

кормили соскою, -

жил,

работал,

Вот и жизнь пройдет,

как прошли Азорские

острова.

Это строки большой поэтической силы. Но стихотворение берет за сердце не щемящей тоской, а наоборот, поэтической силой ее преодоления, которое не устранило грусть, но обогатило стихотворение эмоциями сильной и сложной личности. Своеобразие стихотворения создается игрой переходов от грустного к смешному, а главное - сдерживающей силой самоиронии, которая ощущается уже в заглавии: «Мелкая философия на глубоких местах». В том, что Маяковский всегда находит художественное средство, чтобы ограничить, обуздать, обезоружить чувство тоски и печали, не следует видеть искусственную, заданную, диктуемую извне черту его поэзии. Но средства «обуздания» всегда различны. Вот, например, «Разговор на Одесском рейде десантных судов: «Советский Дагестан» и «Красная Абхазия». В основе стихотворения - вечная тема любви, трагедия усталости и одиночества. Но поэт объективирует свои переживания в разговоре двух судов, и благодаря необычной этой форме, благодаря тому, что любовные взаимоотношения развиваются в точном соответствии с «повадками », «образом жизни» и лексикой «героев» - пароходов, в настроение тоски и одиночества сразу же проникает шутка, стихотворение озаряется улыбкой, и все вдруг смещается - стихотворение озаряется богатством интонаций, «обуздывающих» односторонность мрачных переживаний. И лишь в конце, в метафоре, превратившей Черное море в огромную слезищу, оброненную мирозданием, тоска напоминает о том, что она - не мгновенно растаявший призрак... Подобной «двойственности», в которой проявлялось своеобразие поэта, Маяковский остался верен до конца своей жизни, даже в предсмертном письме «Всем»:

Как говорят -

«инцидент исперчен»,

любовная лодка

Я с жизнью в расчете

и не к чему перечень

бед

и обид.

Лишь два инородных мазка в трагической картине: ироническое «инцидент исперчен» и пародийно-романсовое «любовная лодка » - и снова перед нами стихи мужественные, сильные в своей необратимой трагичности. Когда-то, обращаясь к любимой женщине, Маяковский восклицал:

где, моя милая,

где

- в песне! -

любви моей изменил я?

роковой слабости, которую человек не смог перебороть, а в поэзии нашло отражение только самое дорогое, заветное, то, что было неподвластно слепому случаю и игре случайностей.



 
© 2000- NIV