Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Лирический герой ранней лирики В. В. Маяковского (вариант 2)

Подкатегория: Маяковский В.В.

Лирический герой ранней лирики В. В. Маяковского.

“боль времен своею собственною болью”. Таким поэтом своего времени был Маяковский; с его мощной, властно вошедшей в наше сознание и литературу поэзией связано очень многое. Он первый, используя свой необыкновенный ритм, соединил политику и лирику. Вся его любовь к человеку вылилась в мощную струю нового искусства. В поэме “Человек” он пишет: “И только боль моя острей, стою, огнем объят, на несгораемом костре немыслимой любви”.

Он верил в революцию, боролся стихом с ее врагами, видя их не только в Колчаке и Деникине, но и в советских, новых мещанах, “дряни”. А сегодняшние противники поэта не хотят этого замечать. Не знают они и другого: есть ранний Маяковский, тонкий лирик, необычайно одаренный стилист, подлинный новатор стихосложения, экспериментатор в области формы. Располагая стихи “лесенкой”, он добился того, что каждое слово стало значимым, весомым. Рифма его необычайная, она как бы “внутренняя”, чередование слогов не явное, не очевидное — это белый стих. А как выразительна ритмика его стихов! Кажется, будто ритм в поэзии — самое главное, сначала рождается он, а потом уже мысль, идея, образ.

Послушайте!

Значит, это кому-нибудь нужно…

В юности Маяковский был связан с футуристами, но он пошел дальше своих собратьев по перу и сумел раздвинуть рамки своего творчества, чтобы стать на голову выше всех. После революции имя Горького стало символом буревестника революции. Блок воспринимался “как трагический поэт эпохи”, услышавший музыку революции. Маяковский вошел в нашу культуру поэтическим знаменосцем Октября, первым поверившим в светлое будущее страны. Каждый поэт рано или поздно дает оценку своему творчеству, а Маяковский верил, что его поэзия будет нужна народу. Если многие не понимали поэта, считая его временным глашатаем революции, то сам Маяковский утверждал обратное. “Мой стих громаду лет прорвет и явится весомо, грубо, зримо, как в наши дни вошел водопровод, сработанный еще рабами Рима” — писал поэт в поэме “Во весь голос”.

Уже в ранних стихах он нашел необычные и мощные способы выражения антивоенных мыслей:

По черным улицам белые матери

Судорожно простерлись, как по гробу глазет.

Вплакались в орущих о побитом неприятеле:

“Ах, закройте, закройте глаза газет!”

Нестандартные абзацы, со временем превратившиеся в знаменитую лесенку, большое количество неологизмов, превращение привычных слов в нестандартные, скрытый юмор, часто переходящий в сарказм, — это далеко не полный перечень новаторства поэзии Маяковского. В лирике он оставался верен этим приемам. Даже в такой социальной поэме, как “Хорошо”, он не удерживал свою лирическую фантазию.

…В деревнях — крестьяне.

Бороды веники.

Каждый хитр.

Землю попашет,

попишет стихи”

Лишь лежа в такую вот гололедь,

зубами вместе проляскав

ни одеяло, ни ласку

Если я чего написал

если чего сказал

тому виной глаза-небеса,

любимой моей глаза

а к любимой в гости,

две морковки несу

за зеленый хвостик…

Мало поэтов, которые умели совместить реальность разрухи, социальную и революционную страсть с нежной лирикой любовного признания:

Я

много дарил

конфет да букетов, Но больше всех

дорогих даров Я помню

березовых дров.

И конечно, поет не был бы самим собой, если бы после описания этого голода и холода не добавил:

Мне

легче, чем всем, — я Маяковский. Сижу

и ем

кусок конский…

Поэты способны предчувствовать, предугадывать. Молодой Маяковский предугадал самого себя, свое творчество, сказав: Я сразу смазал карту будня…”

“ноктюрн на флейте водосточных труб”…

не приняв революции, уехали в другие страны, другие творили в более интимном, узком масштабе. Даже Есенин, певец тончайших оттенков человеческой души, не смог понять всего размаха происходящих событий. Маяковский пишет о тяжелом труде поэта: “Поэзия — та же добыча радия, в грамм — добыча, в год — труды: изводишь единого слова ради тысячи тонн словесной руды”.

верен себе, не поменял убеждений в зависимости от смены власти. Он верил, что сумеет быть понятым потомками. В своей предсмертной поэме “Во весь голос”, которую он успел закончить, поэт писал: “Я к вам приду в коммунистическое далёко, не так, как песенно-есенинский витязь. Мой стих дойдет через хребты веков и через головы поэтов и правительств”.

Сразу после его похорон Марина Цветаева писала: “Боюсь, что, несмотря на народные похороны, весь плач по нем Москвы и России. Россия до сих пор не поняла, кто ей был дан в лице Маяковского”.



 
© 2000- NIV