Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

«Поэзия - баба капризная» (В. В. Маяковский и А. А. Вознесенский о назначении поэта и поэзии)

«Поэзия - баба капризная»

.. Я шагну

через лирические томики,

как живой

с живыми говоря,

В. Маяковский

Стихотворение Андрея Вознесенского "Разговор эпиграфом" - это прямое продолжение темы, начатой Владимиром Маяковским в стихотворениях "Юбилейное", "Сергею Есенину" и во вступлении к поэме "Во весь голос".

Как и его великий предшественник, Вознесенский относится к поэзии серьезно, это не просто времяпровождение, а основательная и вдумчивая работа:

Владимир Владимирович, разрешите представиться!

Я занимаюсь биологией стиха.

Есть роли

более пъедестальные,

служению народу.

И все

поверх зубов вооруженные войска,

что двадцать лет в победах

до самого

я отдаю тебе,

планеты пролетарий.

Вознесенскому тоже приходится бороться за свои идеалы, против "идиотов" и всего того, что не принимает его пылкая и открытая душа.

У нас, поэтов, дел по горло,

кто занят садом, кто содокладом.

отсюда смотрят и мыслят задом.

... Поэт одиозен, порой смешон --

пока не требует поэта

к священной жертве

стадион!

Для Вознесенского слово, сказанное народу, должно быть священно. Людям нельзя солгать, слукавить ради выгоды. Хотя поэт прекрасно понимает, что не всегда среди слушателей и поклонников его те, ради которых стоит распинать себя, душу свою закладывать, так как некоторые ходят на поэзию, как на душ Шарко. Даже герои поэмы "Плохо!" требуют сложить о них "Хорошо!".

Маяковский жил в судьбоносное, решающее время, да, пожалуй, в России время всегда таковое. И поэзия была весомым оружием, сотрясающим старые устои, борющимся за светлое будущее.

Надо, чтоб поэт

Мы крепки,

как спирт в полтавском штофе.

потому что

Вы ушли,

понимаемы процентов на десять-

Но мы не уйдем --

как бы кто ни надеялся! --

мы будет драться за молодняк.

Это же прямое продолжение идеи Маяковского, "говорящего" умершему Есенину:

В этой жизни помереть не трудно.

Сделать жизнь значительно трудней.

Андрей Вознесенский прекрасно понимает свою силу поэта, без ложной скромности он говорит своим предшественникам, что постарается сделать то, может быть, что не успели и не сделали они. Это звучит несколько задиристо и самоуверенно, но ему есть у кого учиться, на кого равняться.

Мы научили

свистать

пол-России.

Дай одного

соловья-разбойника!

Преемственность поэзии в стихах А. Вознесенского сквозит в каждой строчке. Он достойный продолжатель традиции великой русской литературы и не боится встать в ряды великих. Ему это по плечу. Вознесенского роднит с Маяковским не только общий взгляд на вещи, но и поэтика, звучание фраз, ломающийся стих лесенкой. Это не подражание предшественнику, а духовное родство двух поэтов.

И когда этот случай счастливый представится,

отобью телеграмму, обкусав заусенцы:

Вознесенский.


 



 
© 2000- NIV