Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Стихотворение В. В. Маяковского «Сергею Есенину». Мысли и чувства автора (вариант 3)

Сайт по автору: Есенин С.А.

Стихотворение В. В. Маяковского «Сергею Есенину». Мысли и чувства автора

«последний поэт деревни» и «агитатор», но в каждом есть то, что невольно связывает их имена в нашем сознании, - это трагическая судьба поэта в эпоху исторического перелома.

«Лирический выстрел» Маяковского прозвучал для современников неожиданно: ведь всего за несколько лет до этого в стихотворении «Сергею Есенину» он «во весь свой эстрадный басище» выразил; неприемлемость ухода из жизни как способа разрешения проблем и противоречий. Какие мысли и чувства владели тогда поэтом? В чем он видел свою художественную задачу, социальный заказ, когда приступал к созданию этого стихотворения? И что же, наконец, заставило Маяковского так «не по-пролетарски» распорядиться собственной жизнью?

Есенина с Маяковским связывали очень непростые, но в ту пору, когда произошла трагедия, «элегические» взаимоотношения. «Я с удовольствием смотрел на эволюцию Есенина: от имажинизма к ВАППу», - признавался Маяковский. Другими словами, он верил в возможность преодоления Есениным духовного кризиса, воссоединения поэта с «Русью советской». И вдруг... У меня не вызывает сомнения искренность признания Маяковского в том, что гибель Сергея Есенина стала для него потрясением: В горле горе комом - не смешок.

Недоуменье смяло.

Маяковский верил в жизнелюбие «звонкого забулдыги подмастерья», «смертельный мел» щек никак не вязался в его сознании с образом «московского озорного гуляки»: Прекратите! Бросьте!

Вы в своем уме ли?

Вы ж

такое

«Вы ушли, как говорится, в мир иной...»). Это позволяет автору вложить в короткие эмоциональные строки всю силу своего переживания. Маяковскому трудно понять, почему Есенин самоубийством, будто одним махом, взял и перечеркнул все. Видимо, тогда поэт еще думал, что он сам будет бороться до конца.

Не менее важно для Маяковского было выбрать ритм - «основу всякой вещи». Ритмический рисунок стиха призван служить выражению пафоса, «клеймения, отрицания», «призыва к бодрости». Я представляю себе, как Маяковский ходит по улице, «размахивая руками и мыча еще почти без слов, то укорачивая шаг, чтоб не мешать мычанию, то «помычивая» в такт шагам». Эта картина, на мой взгляд, показывает, насколько напряженной была внутренняя работа поэта над стихотворением, какое большое значение он ему придавал, добиваясь цельности формы и содержания.

«социальным заказом». Маяковский понимает, что Есенина побудили к самоубийству весомые Причины, что этот факт не допускает формапьного объяснения, мол, «слюнки мало, в результате много пива и вина». Мысль о том, что Есенина погубило отсутствие массового сознания поэта, Маяковский называет «бредью». И потому в этом трагически звучащем стихотворении Маяковский отказывается от однозначного объяснения мотивов поступка Есенина и подменяет серьезный тон иронией: Может, окажись

чернила в «Англетере», вены

«Как делать стихи?» (История создания стихотворения, посвященного Сергею Есенину) он выражается гораздо определенней, признаваясь в «чересчур большом соответствии описываемого с личной обстановкой»: «Те же номера, те же трубы и та же вынужденная одинокость...»

«вызов-признание»: В нашей жизни умирать не ново, Но и жить, конечно, не новей.

Знающему силу слов Маяковскому «сразу стало ясно, сколько колеблющихся этот стих, именно стих, подведет под петлю и револьвер». Так был дан «социальный заказ» - «обдуманно парализовать действие» удивительных по глубине откровения, но заражающих пессимизмом есенинских строк.

Идейный стержень стихотворения - это спор, столкновение жизненных позиций. А в споре всегда одерживает, победу тот, что более уверен. Маяковскому не привыкать было во имя идеи «наступать на горло собственной песне», преодолевать собственные сомнения. Оптимизм нужен «рабочему человечеству для начатой революции, и она, несмотря на тяжесть пути... требует, чтобы мы славили радость жизни, веселье труднейшего марша в коммунизм». Верный своей идее, одержимый ее слуга, Маяковский провозглашает борьбу со слюнтяйством и малодушием, порожденными трудностями пути.

Художественное своеобразие стихотворения видится мне в нарастающей от строки к строке публицистичности. Проникнутый горечью некролог превращается сначала в сатиру, а затем в декларации о «месте поэта в рабочем строю».

стихов заупокойный лом, с прошлых с похорон

не переделавши почти.

Или:

понанесли посвящений и воспоминаний дрянь.

«Не позволю мямлить стих и память!» - заявляет Маяковский, отстаивая свой идеал поэта-борца и поэта-гражданина:

Надо

жизнь

сначала переделать, переделав - можно воспевать.

Поэтому важно, чтобы это слово звало вперед, на борьбу во имя радости грядущих дней. Самым важным моментом стиха, по мысли Маяковского, является концовка. В данном стихотворении она представляет собой перефразировку есенинских строчек: В этой жизни помереть не трудно. Сделать жизнь значительно трудней.

Выразительная сила этих стихов очевидна: не случайно «Сергею Есенину» Маяковский считал «наиболее действенным» из своих стихотворений.

«Сергею-Есенину» оборвалась и жизнь Маяковского. Оптимизм поэта не выдержал испытания действительностью. На мой взгляд, его привело к гибели не только разочарование в любви («Любовная лодка разбилась о быт»), но и крушение всех его идеалов, которым он так рыцарски и самозабвенно служил.



 
© 2000- NIV