Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Отношение к войне. В. Маяковский - публицист.

Подкатегория: Маяковский В.В.

Отношение к войне. В. Маяковский - публицист.

Л. Толстой

Военное время предложило новый вид творчества для футуристов, непосредственно связанный с социально-политической тематикой, имеющий агитационный и массовый характер. В 1914 г. некоторые художники, близкие к футуризму (Ларионов, Малевич, Маяковский, Лентулов), сотрудничали в издательстве «Современный лубок», в котором по их рисункам были выпущены военные лубки. В отличие от итальянских футуристов, пропагандистская продукция русских художников в целом опирались на традиционную стилистику народных картинок.

Русские футуристы никогда не ставили знак равенства между войной и творчеством. Война, согласно русским футуристам; прежде всего обнажала неизвестные глубины психики, открывала новые Горизонты сознанию. «Война, расширяя границы государств, и мозг заставляет врываться в границы вчера неведомого», - писал Маяковский. Война требовала от художника обостренного чувства времени, особого чутья к ритму современности. «Хотим, чтобы слово в речи то разрывалось, как фугас, то ныло бы, как боль раны, то грохотало бы радостно, как победное ура. Пересмотр арсенала старых слов и словотворчество- вот военные задачи поэтов»,- утверждал Маяковский. Война, согласно русским футуристам, сметает все ложное, мертвое, обостряет чувство истинно живого - лишь в этом русские футуристы сходились с итальянцами в своем отношении к войне.

«Война отвратительна. Тыл еще отвратительней», - вот отношение Маяковского к войне и ко всему укладу жизни общества, к ее социальному устройству. Тезис, опровергающий футуризм: «Нам слово нужно для жизни», появился в статье «Без белых флагов», написанной осенью 1914 г., когда Маяковский разобрался в характере войны.

Но и к позиции «для жизни» он пришел не просто. Войну принял «взволнованно», что значит поддался общему патриотическому порыву: он даже просился добровольцем в армию. В 1914 г. он написал стихотворение «Война началась»:

Вечернюю! Вечернюю! Вечернюю! Италия! Германия! Австрия! И на площадь, мрачно очерненную чернью, багровой крови пролилась струя! Морду в кровь разбила кофейня, зверьим криком багрима: отравим кровью игры Рейна! Громами ядер на мрамор Рима!

Более определенная позиция выражена в статье «Будетляне» (1914): «... русская нация, та единственная, которая, перебив занесенный кулак, может заставить долго улыбаться лицо мира». Рядом с этим Маяковский, путаясь в противоречиях, но, приближаясь к более зрелому взгляду на искусаю, все-таки развивает футуристические концепции «самовитого» слова. Обращает на себя внимания то, что он в это время сделал сильные акценты на национальные истоки искусства.

«Цель поэта - слово» и «Слово-самоцель» - еще мелькали в статьях Маяковая го, но рядом все-таки утверждается и другое: «Причина действия поэта на человека... в способное находить каждому циклу идей свое исключительное выражение». В метафорический состав, в ассоциативное мышление, в стилистику входят новые элементы.

«Россия. Искусств Мы» он утверждает, что поэзия футуристов «вытекла... из светлого русла родного, первобытного слова, из безымянной русской песни»: И ставит задачу: «сделать язык русским».

«Новь», одиннадцать статей о поэзии и живописи, в том числе упомянутые выше. Его идеи можно свести к следующему, реализм не имеет ничего общего с подлинным искусством, и художник не имеет права ни морализовать в своих произведениях, ни изображать в них реальность. Искусство основано на свободной игре.)

«откопать живописную душу России», чтобы «дерзкая воля Востока» могла «диктовать одряхлевшему Западу»; он хочет, чтобы они создали искусств настоящего, способное оказать воинам на фронте помощь. В статье о литературе Маяковский продолжает проповедь евангелия слова, заявляя, что слово - единственная цель поэта, который обязан обрести свободу «творить слова из других слов». Он называет это «творчеством языка для завтрашних! людей». Один из источников - народная поэзия. Отчасти противореча вышесказанному, Маяковский] продолжает превозносить урбанизм или вдруг провозглашает: «Нам слово нужно для жизни. Мы не признаем бесполезного искусства».

«искусству ради искусства» выглядит исключением. Маяковского можно назвать непоследовательным эстетом. В самой интересной своей статье «Два Чехова» Маяковский открыто поднимает голос против «великих идеалов добра», проповедуемых либеральными и радикальными русскими критиками XIXв., и заявляет, что содержание в искусстве «безразлично». Эта статья характерна не сведением идеи самоценного слова с органическим стремлением к сближению с жизнью. Он хвалит Чехова, который понял, что «писатель только выбирает искусную вазу, а влито в нее вино или помои - безразлично».

Таким образом, в тогдашней концепции Маяковского сливаются воедино пропаганда футуризма и утверждение якобы рационального смысла войны. В июле 1915 г. Маяковский завершил поэму «Облако в штанах», в которой окончательно определилось его отношение к войне, понимание ее бесчеловечной, разбойничьей сути. Кроме поэмы были написаны антивоенные стихи «Вам!», «Мама и убитый немцами вечер», «Я и Наполеон»:

Тихонькое.

Ну?

 

Люди!

еще одного убила война - поэта с Большой Пресни!



 
© 2000- NIV