Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Мотивы скорби и одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова (вариант 2)

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

Мотивы скорби и одиночества в лирике М. Ю. Лермонтова

И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды.

Желанья? Что пользы напрасно и вечно желать?

А годы проходят, все лучшие годы.

Любить? Но кого же? На время не стоит труда,

А вечно любить невозможно.

В себя ли заглянешь, там прошлого нет и следа,

А радость, и муки, и всё так ничтожно.

Что страсти? Ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка.

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,

Такая пустая и глупая шутка.

исповедальность лирической интонации проникает глубоко в душу читателя. О стихотворении «И скучно, и грустно» Белинский писал: «И какая простота в выражении, какая естественность, свобода в стихе! Кажется, что вся пьеса мгновенно излилась на бумагу, как по ток слез, давно уже накипевших, как струя горячей крови из раны, с которой вдруг сорвана перевязка»

Споры вокруг художественного метода Лермонтова продолжаются до сих пор. Был ли поэт последовательным романтиком всю свою короткую жизнь, или путь его был традиционным путем от романтизма к реализму, или, наконец, в последние годы своей короткой жизни он блистательно выразил в творчестве сочетание, взаимопроникновение романтизма и реализма, - эти споры интересны, но никто из исследователей не отрицает мощного романтического начала в творчестве Лермонтова. Лирика стала одним из наиболее ярких воплощений лермонтовского романтизма. Именно лирический герой с наибольшей силой выразил идею трагического одиночества чело века во враждебном мире, именно в лирике сложился жанр исповеди, который позже Лермонтов разовьет и в «Герое нашего времени». Одиночество - вот главное эмоциональное начало лирики Лермонтова, к каким бы образам внешнего мира он ни обращался. И в природе, и в обществе, и в истории поэт ощущает холод одиночества и безнадежности.

«Белеет парус одинокий в тумане моря голубом эта памятная всем картина, созданная пером юного поэта, стала своеобразным символом его творчества и его личности. «А он, мятежный, ищет бури, как будто в бурях есть покой». Мятежная душа поэта не могла принять застывшего спокойствия и без действия окружающего мира, она жаждала бури, как очисти тельного начала, способного разбудить замершее российское общество в последекабристские годы. Но миру чужды поры вы души поэта, его окружают не люди, способные его услышать и понять, а «приличьем стянутые маски» и равнодушные юноши, состарившиеся «под бременем познанья и сомненья к добру и злу постыдно равнодушны»

образов Лермонтова. Он жаждет сорвать эти маски, чтобы увидеть спрятанные за ними лицемерие, трусость, пустоту:

Ищу толпы людской спугнет Мечту мою,

На праздник незваную гостью,

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Свою отчужденность от мира Лермонтов почувствовал очень рано. В одной строфе он сумел выразить многое из того, что позже получит него творчестве мощное развитие:

Нет, я не Байрон, я другой,

Как он, гонимый миром странник,

«с русскою душой»), как и рано осознанная миссия избранника, станут определяющими романтическими мотивами лирики Лермонтова. «Нигде нет пушкинского разгула на пиру жизни, но везде вопросы, которые мрачат душу, леденят сердце», - писал Белинский. Отзвук своих мыслей поэт слышит везде: в истории, в безнадежной любви, в природе. Казалось бы, природа должна была успокаивать душу поэта, примирять его с вечной красотой. Это так и было, но характер но, что и в природе наиболее близкими Лермонтову были сим волы одиночества, изгнанничества. Одинок мятежный парус в огромном просторе моря, одинок дубовый листок, оторвавшийся от ветки родимой, «на севере диком стоит одиноко на голой вершине сосна», и печальные ассоциации вызывают у поэта плывущие над его головой тучи:

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто как я же, изгнанники

Апофеозом одиночества человека в мире станет одно из последних стихотворений Лермонтова - «Выхожу один я на дорогу». Это, может быть, единственный случай в лирике Лермонтова, когда поэт остается наедине с космосом, с величием природного мира, Этот мир увиден Лермонтовым из глубины вселенной, и образ его поражает спокойствием и величием:

Ночь тиха, пустыня внемлет Богу,

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно,

Спит земля в сиянье голубом...

Казалось бы, наедине с этим совершенным миром лирический герой должен найти гармонию, забыть о тревожащих его пороках и несовершенствах мира людей, но нет, торжественность запева как бы взрывается лермонтовской интонацией:

«Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? Жалею ли о чем?» Поразительно, что даже наедине с вселенной лирический герой Лермонтова не может найти умиротворения, освободиться от своих тяжких дум.

Трагически одинок умирающий гладиатор, одинок и Наполеон в стихотворении «Воздушный корабль одинок в своей «пламенной страстью» к свободе Мцыри, одинок демон, «дух изгнанья», одинок и поэт, призывов которого не слышит тол па. Проблема отношений поэта и толпы, поэта и читателей волновала и Пушкина. И Пушкин тоже понимал неизбежное одиночество художника в мире. Но пушкинская философия с очевидным преобладанием светлых начал, принимала это одиночество как естественную дань гению. Он, и только он сам превыше всех должен был судить и ценить себя:

Всех выше оценить сумеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник? доволен?

Так пускай толпа его бранит.

Лермонтов, в отличие от Пушкина, не может смириться с безразличием толпы. Оно, по мнению Лермонтова, губит и самого художника, смиряющегося с бездействием и навсегда убирающего меч в ножны. Образ осмеянного, презираемого про рока - это лермонтовский образ, противостоящий чистому и не зависимому ни от чего пушкинскому пророку:

С тех пор, как вечный судия

Мне дал всеведенье пророка,

В глазах людей читаю я

Герой Лермонтова бежит от враждебного мира в полудикие края Кавказа, в пустыню, в собственный внутренний мир. Но нигде не находит он успокоения, нигде не может освободиться от тягостного одиночества. Он хочет достучаться до сердец людей, но люди с презрением отворачиваются. Им не нужны ни пророки, ни избранники, ни «правды чистые ученья», и герой так и остается один, за гранью того бытия, которого он не приемлет:

С закрытыми глазами,

Своими же слезами.

Когда же перед смертью с глаз

И всё, что окружало нас,

С завязкой исчезает.

Тогда мы видим, что пуста

Была златая чаша,

И что она не наша.



 
© 2000- NIV