Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Изложение сюжета повести Лермонтова «Фаталист»

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

Изложение сюжета повести Лермонтова «Фаталист»

«взял пистолет и, но справляясь, был ли он заряжен... приставил его себе ко лбу и спустил курок, предоставив случаю решить, последует выстрел или нет». Среди русских офицеров подобные эксперименты тоже не были редкостью; Лермонтов мог и сам быть свидетелем такого рода игр с судьбою. То, что произошло в «Фаталисте», интересно не своей исключительностью, а тем смыслом, который Лермонтов вкладывает в происходящее. Мы с интересом следим за Вуличем - нас привлекают его страсти, его таинственное поведение. Но как только рядом с Вуличем оказывается Печорин, уже он занимает наши мысли, потому что необычайное совершает он, а не Вулич. Его реакция на происходящее не похожа на реакцию всех остальных офицеров. Вот Вулич предлагает «испробовать на себе», есть ли судьба, и спрашивает: «Кому угодно?»

« - Не мне, не мне! - раздалось со всех сторон: - вот чудак! придет же в голову!

».

Печорин не лжет: он и в самом деле «шутя» предложил свое пари: как и все остальные, он еще не понимает, каким образом Вулич собирается испытывать судьбу. Но - мы уже знаем характер Печорина, не терпящий пустоты, бездеятельности; он должен непременно во всем участвовать, а тут что-то затевается...

« - Утверждаю, что нет предопределения, - сказал я, высыпая на стол десятка два червонцев, все, что было у меня в кармане.

- Держу, - отвечал Вулич глухим голосом».

Все товарищи Вулича, еще не понимая, что он хочет делать, отказываются участвовать в его затее. Все, кроме Печорина. Он встретился с человеком сильным, необыкновенным, чем-то похожим на него самого. Оба они странны, у обоих сильные, яркие характеры: обоих томит жизнь. Может быть, им удалось бы подружиться; Печорин нашел бы, наконец, человека, который в состоянии его понять... Но - нет. Подружиться Печорин не умеет. «Силы необъятные», дремлющие в его душе, уже не могут быть направлены на добро. Столкнувшись с сильным характером, Печорин и здесь, почти неосознанно, приносит зло. Вот Вулич «молча вышел в спальню майора», снял с гвоздя пистолет, «взвел курок и насыпал на полку пороху...» Офицеры поняли, наконец, его замысел: «... многие, невольно вскрикнув, схватили его за руку.

- Что ты хочешь делать? Послушай, это сумасшествие! - закричали ему.

- Господа! - сказал он медленно, освобождая свои руки: - кому угодно заплатить за меня 20 червонцев?

».

Никто не хочет даже косвенно - высыпав на стол деньги- принять участие в этом страшном пари. Никто, кроме Печорина. Вместо того, чтобы отказаться от пари, он спокойно продолжает наблюдать за Вуличем, который «в эту минуту приобрел... какую-то таинственную власть».

Ужасно стариком быть без седин;

Он меж людьми ни раб, ни властелин,

И все, что чувствует, он чувствует один!

Как всегда, Печорин наблюдателен и, как всегда, видит то, чего не видят другие: «... мне казалось, я читал печать смерти на бледном лице его: я замечал, и многие старые воины подтверждали мое замечание, что часто на лице человека, который должен умереть через несколько часов, есть какой-то странный отпечаток неизбежной судьбы, так что привычным глазам трудно ошибиться.

- Вы нынче умрете! - сказал я ему. Он быстро ко мне обернулся, но отвечал медленно и спокойно:

»

- показать душу человеческую - Лермонтов заставляет нас следить не столько за событиями, которые идут сами собой, - сколько за душевными движениями Печорина. Как жестоко он пишет: «мне надоела эта длинная церемония»! Почему он так жесток? Зачем предложил пари? Зачем еще подзадоривает Вулича: «или застрелитесь, или... пойдемте спать»? Пистолет дал осечку. Вулич выстрелил во второй раз и пробил фуражку - он выиграл пари, Можно было расходиться, но Печорин не успокаивается.

« - Вы счастливы в игре!-сказал я Вуличу...

- Верю... только не понимаю теперь, отчего мне нашлось, будто вы непременно должны нынче умереть...»

«Вы нынче умрете!». Он еще и упорствует в этой мысли, и повторяет ее после того, как все кончилось благополучно. Зачем ему это нужно? Печорин и сам понимает, что его поведение не может не вызвать осуждения: «Скоро все разошлись по домам, различно толкуя о причудах Вулича и, вероятно, в один голос называя меня эгоистом, потому что я держал пари протин человека, который хотел застрелиться; как будто он без меня не мог найти удобного случая!..»

Печорин и прав, и неправ. Конечно, Вулич мог бы застрелиться и без пари. Но как назвать то, что делал Печорин? Он играл чужой жизнью - это безнравственно. Никакого прямого ответа на вопрос, зачем он это делал, Печорин не дает. Но повесть «Фаталист» состоит из двух эпизодов: первый окончился для Вулича благополучно, второй - гибельно. Между этими двумя эпизодами помещены размышления Печорина - может быть, они помогут нам понять его поступки?

«Я возвращался домой пустыми переулками станицы; месяц, полный и красный, как зарево пожара, начинал показываться из-за зубчатого горизонта домов; звезды спокойно сияли на темно-голубом своде».

мирно настроенному человеку. После происшествия с Вуличем Печорин возбужден, предчувствие близкой трагедии не оставляет его; может быть, он испытывает раскаяние, вспоминая, как «вспыхнул и смутился» Вулич после того, как Печорин дважды сказал, что он должен нынче умереть...

Но если даже допустить, что Печорин способен испытывать раскаяние, то оно глубоко скрыто в его душе. Понимая, что товарищи в один голос называют его эгоистом, Печорин, тем не менее, думает не о них и не о Вуличе: «. . . мне стало смешно, когда я вспомнил, что были некогда люди премудрые, думавшие, что светила небесные принимают участие в наших ничтожных спорах за клочок земли или за какие-нибудь вымышленные права!..» Он продолжает сам с собой тот же спор, который начался среди офицеров вечером и привел к выстрелу Вулича. Есть ли судьба? Что оказывает влияние на жизнь человека? Светила небесные «горят с прежним блеском», а люди, верившие в их участие в человеческой судьбе, «давно угасли.. . как огонек, зажженный на краю леса беспечным странником».



 
© 2000- NIV