Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Монологическое размышление автора в стихотворении «Дума»

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Дума

Монологическое размышление автора в стихотворении «Дума»

Противоречие между высоким сознанием дворянского интеллигента, страстной внутренней активностью души и внешней бездеятельностью, прожиганием жизни в маскарадном чаду, в бессмысленном существовании ведет к мрачным проклятиям «Думы» (1838). Трусость выдвигается причиной рабства, а рабство - причиной бездействия. Беспощадный анализ в «Думе» распространяется и вширь, и вглубь на поколение и на поэта. Вместо живописного, изобразительного решения поэтической темы в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен...», в «Думе» преобладает прямое, непосредственное выражение мысли. Но в отличие от «И скучно и грустно» мысль не становится предметом лирического анализа. В стихотворении «И скучно и грустно» внутренний диалог обращен к самому себе, а в «Думе» монологическое размышление адресовано всему поколению.

В «Думе» скептическая и сомневающаяся мысль дворянского интеллигента выливается непосредственно и открыто, минуя сюжетные и изобразительные формы. Рефлексия, самоанализ, сомнение и отрицание были особой, специфической формой неприятия процветавшей реакции, являлись одной из форм общественного протеста. Открытое и беспощадное отрицание обращено и на внешний по отношению к дворянскому интеллигенту мир, и во внутренний мир души. Своим острием отрицающая мысль направлена против невыносимого духовного пресса официальной идеологии. Но разрушительные идеи очень скоро обнаружили внутреннюю противоречивость. Лишенное возможности действовать, поколение осталось в сфере абстрактного умозрения, было обречено на бездействие. У Лермонтова вражда к абстрактному умозрению столь же велика, как и к бездействию.

В сознании поколения 30-х годов все оказалось перевернутым и переосмысленным: «Лучшие надежды», «голос благородный... страстей» стали призраками. Идеи же отрицательные - безочарование, безверие, ирония, сомнение - явились подлинными социальными чувствами поколения. Весь тон лермонтовской «Думы» воспроизводит эмоцию социального отчаяния, охватившую и современников поэта, и его самого. Эта эмоция - музыкальный ключ к разгадке смысла и поэтики стихотворения. Современники были потрясены лирическим тоном стихотворения. Белинский, Герцен, В. Майков писали о лирическом вопле, стоне души, о трагичности «Думы», об обличении в ней «черной стороны нашего века», о суровом и мрачном лиризме.

Мысль о поколении неотделима для поэта от страсти, но трезвое раздумье как бы приглушает ее голос. Открытое проявление чувств сменяется в «Думе» сдержанной сосредоточенностью. Внутри единой и цельной поэтической мысли живет напряженный конфликт между логикой и эмоцией, между холодным рационализмом рассудка и страстной взволнованностью, конфликт, о котором сказано в лермонтовских же стихах:

И царствует в душе какой-то холод тайный,

«Печально я гляжу на наше поколенье», «К добру и злу постыдно равнодушны...» и т. д.) . Но каждая законченная в смысловом и интонационном отношениях часть не вмещает всей авторской эмоции, которая как бы разрывает логические рамки. Каждое четверостишие в «Думе» - законченное предложение, но между собой эти предложения объединены не только темой, но главным образом внутренним эмоциональным строем. Голос рассудка звучит открыто и резко, голос страсти - приглушенно. Этот противоречивый поток отражает противоречивость сознания поэта, контраст между высотой нравственного чувства, затаенного и непосредственно не высказанного, и трезвой отрицающей мыслью, выраженной ясно и прямо.

«состарится» («В бездействии состарится оно») означает не столько наступление физической старости, сколько старости духовной. Точно так же «ровный путь без цели» - не ровная, гладкая дорога, а эмоциональный знак равнодушия, апатии, отсутствия жизненных тревог. Слово «случайно» в контексте «Думы» почти лишено прямого смысла. «Случайно» означает здесь («И ненавидим мы, и любим мы случайно...») «общественно не обусловлено». «Случайность», т. е. общественная необязательность любви и ненависти, символизирует утрату идеалов, жизненных и нравственных критериев.

«Мечты поэзии, создания искусства...») контрастно насмешке («Мы жадно бережем в груди остаток чувства...»). Элегической интонации соответствует лексика поэтически условная («Мечты поэзии», «сладостный восторг»), в которой воплощены некие возвышенные идеалы поэта, глубоко затаенные. Они противостоят внутренней пустоте поколения, выраженной в намеренно прозаических, нарочито сниженных словах («наш ум не шевелят»). Той же цели служит обилие контрастных поэтических формул, необычайная энергия выражения, противостоящая осуждаемым расслабленным чувствам («Перед опасностью позорно-малодушны. И перед властию - презренные рабы»).



 
© 2000- NIV