Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Лирический голос ранних стихов Лермонтова

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

Лирический голос ранних стихов Лермонтова

Повышенный интерес к судьбе и правам мыслящей личности определил, по словам Белинского, пафос поэзии Лермонтова. Реальные противоречия русской жизни были поэтически осмыслены Лермонтовым в духе философских исканий его времени. С этой точки зрения лирика Лермонтова принципиально философична. Ни одно жизненное явление, отображаемое поэтом, не может быть понято вне центральных философских идей эпохи. Специфика лермонтовской лирики в антиномичности, в неразрешенное идейных и духовных конфликтов между небом и землей в душе самой личности, где действуют противоположные и абсолютно непримиримые силы: вера противоречит опыту,- чувство - размышлению, идеал - реальности. Ареной неприкрытой и жестокой борьбы становится и мироздание в целом, и современное общество, и отдельная человеческая личность.

приметы внешнего мира и конкретно обоснована суть социальных претензий к нему лирического героя. Противоположность внутреннего мира героя и внешнего вырисовывается скорее в сфере общественного и частного бытия. Поначалу противоречие между героем и миром носит моральный характер, но затем углубляется и расширяется, захватывая в свою орбиту все сферы мироощущения героя. Критика внешнего мира ведется либо открыто, путем непосредственного выражения чувств героя, либо скрыто, путем описания глубины и значительности его психологии. Особенностью поэзии Лермонтова является совмещение этих двух планов при доминанте того или другого. Соответственно этому организована поэтическая речь - ее образуют два основных и противоречивых элемента стиха - напряженность интонации и музыкальность. Эти элементы чаще всего спаяны в лермонтовском стихе, но могут выступать и самостоятельно. В ранней лирике рядом с напряженными монологами, исповедями, дневниковыми размышлениями немало иных форм - романсов, песен, мелодий. Как правило, именно музыкальность стиховой речи выражает внутреннее богатство лирического героя.

«В уме своем я создал мир иной...» («Русская мелодия», 1829), «Моя душа, я помню, с детских лет чудесного искала» («1831-го июня 11 дня»). Как романтик, Лермонтов исходит из двойственной природы человека. Человек осознается одновременно созданием и небесным, и земным1.

К числу наиболее распространенных поэтических антитез в лермонтовской лирике относится антитеза земли и неба. С небом у юноши Лермонтова обычно связано представление о безусловном совершенстве и бесконечном блаженстве существующих, но не явленных образов. Чаще всего это образы либо тени, либо сон, либо обман. Форма их существования идеальна, мыслима, лишена предметности, реальности. Господствующая сфера их проявления - звук, мерцание, блеск, свет, пламень.

переживание утрат и горестей земной жизни. Лишь в немногих стихотворениях Лермонтова приоткрывается идеальный мир. О нем напоминают звуки.

Для романтика именно звук становится символом идеального мира, потому что смысл, значение давно уже искажены, потеряны. Согласно романтической эстетике, особенно распространенной в шеллингианских кругах, музыка находит непосредственный путь к душе человека, независимо и помимо слов и понятий. В слове, в поэзии также выделяется его звучание, его способность музыкально воздействовать на человека. Рациональным путем нельзя понять совершенство, его можно только почувствовать интуитивно. Поэтому звук становится главной и почти единственной формой передачи идеального содержания.

философией вообще. Кроме того, музыка зовет к немедленному действию, она требует от человека непосредственной реакции. Лермонтов уловил и эту сторону романтической эстетики. В тех стихотворениях, где идеальный мир непосредственно переживается поэтом, он воздействует прежде всего на чувственную способность человека. В стихотворении «Звуки» (1830-1831) звуки неведомого, «темного» блаженства, не имеющего значения, вдруг приобретают образ земной, зримый, сочетаются с реальными фактами и получают их смысл. Так улавливается потерянная гармония, принимающая черты видимого, земного мира. Особенностью Лермонтова является то, что идеальный мир, приметы которого есть в земной жизни, не предстает отвлеченным, а становится земным. В этом юный поэт, видит залог успешного претворения своей мечты о совершенной жизни. Рай и небо у него всюду обретают земные черты, освобожденные, однако, от земного несовершенства. Это та же действительность, только очищенная от пороков, в ней вечно царствует покой и гармония, добро и справедливость. Может быть, наиболее полное ощущение испытываемого блаженства дано в замечательном стихотворении «Ангел» (1831):

По небу полуночи ангел летел,

И тихую песню он пел;

И месяц, и звезды, и тучи толпой

Внимали той песне святой...

«Под кущами райских садов...»), противопоставлен столь же неразвернутому образу «мира печали и слез»,. В других стихотворениях рай приобретает отчетливо земные формы, а человеческие страсти переносятся на небо и в ад. Примечательно, однако, что в стихотворении устанавливается связь между идеальным миром и миром земным и средоточием, центром этой связи выступает человек, «душа молодая». Однако соприкосновение двух миров оказывается одновременно трагическим.

Для уяснения художественного смысла стихотворения «Ангел» не последнюю роль играет трагедийная ситуация: ангел несет душу из «того» света в «этот». «Душа младая» переступает некую грань. Посланница небес, она отдана на заклание. Высокий гуманистический смысл этой жертвы придает стихотворению глубокий трагизм, потому что «переступание» границы между разными мирами уже в ранней лирике Лермонтова чревато гибелью и разрушением. Впоследствии Лермонтов скажет о несовместимости природного и человеческого миров («Русалка», «Дары Терека», «Морская царев. на», «Три пальмы»), о мучительном вхождении человека в новый, несвойственный ему круг (Тамара в «Демоне», Печорин, Максим Максимыч, Бэла и другие лица в «Герое нашего времени»). Гибель грозит не только человеку, переступившему грань, но и соприкоснувшемуся с ним природному или космическому миру.

Связь между раем и землей, устанавливаемая в «Ангеле» «младой душой», не устраняет трагической разобщенности между двумя мирами. Полнота блаженства оказывается для «души младой» недоступной. Душа обречена на страдание, но память о блаженстве жива. Жертвенный подвиг хотя и не отрицается, но он изначально трагедиен. В черновике стихотворения была еще одна строфа:

Об одном

Не помня значения их.

Здесь выявляется еще одна грань лермонтовского идеала - звуки потеряли свое значение, свой смысл, но они напоминают о своем идеальном, живом содержании понимающей, избранной душе, сохранившей первоначальную свежесть восприятия. Вот почему в стихотворении «Есть речи - значенье...» избранная душа, содержащая в себе столь же простые ценности, мгновенно, не раздумывая, бросается им навстречу:

Не кончив молитвы,

На звук тот отвечу,

Ему я навстречу.

Однако в том, что герой не знает «значенья» и смысла «песни святой», а ощущает их только через звук, заключено исконное противоречие человеческой природы. Правда, юный Лермонтов искренне верит в достижимость счастья в будущем:

Наш прах лишь землю, умягчит



 
© 2000- NIV