Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Лирический герой стихотворения «Завещание»

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

«Завещание»

«Валерик» сближены взгляд солдата и сознание «лермонтовского человека», то в «Завещании» сделана попытка включить в сознание солдата черты сознания дворянского интеллигента. Герой «Завещания» наделен конкретно-психологическими чертами человека 30-х годов, чувствующего себя одиноким. Протестующее сознание, присущее Лермонтову, входит отдельными сторонами (иронией: «Скажи, что я писать ленив...», гневом: «Пустого сердца не жалей...») в духовный мир простого человека. В самой речи чувствуется и характер мужественного армейца, и черты передового интеллигента; серьезная простота тона и способность к глубокому размышлению, анализу своих переживаний, сближающая «Завещание» со стихотворениями «И скучно и грустно...», «Валерик» и др.

«Завещания» несет в себе и все черты основного героя лермонтовской лирики. Возможность подобного сцепления двух по существу разных характеров коренится в желании совместить народное начало, близкое природе, естественной жизни, и высокое сознание дворянского интеллигента, приблизить народное сознание к протестующему, мятежному началу и одновременно пропитать мятежным, протестующим чувством человека из народа. Все это неизмеримо раздвигало границы лермонтовского протеста и вело к еще большей обобщенности критики.

«Завещании» своеобразно сказался тот же момент перехода, перелива, противоречивого совмещения двух разных сознаний, который заметен и в лермонтовской «Родине». Познание действительности заставляло дворянского интеллигента не только искать пути сближения России образованной, европейской и России крестьянской, но и обозначать направление этих поисков. Вот почему лермонтовский лирический герой, выступая во многих стихотворениях от своего собственного лица, порой принимает явный облик простых людей, непосредственно отражающий народное сознание. И одновременно подспудно здесь просвечивает мысль о народном начале в душе дворянского интеллигента, говорящего от имени народа, но еще далекого от него, точно так же как и стремление наделить своим высоким сознанием человека из народа, который еще не обладает протестующей, мятежной страстью. Единство внутренне противоречивых голосов в «Завещании» достигается конкретно историко-психологическим обликом героя, совмещением в нем армейца и дворянского интеллигента.

Философия извлекается из простой, обыкновенной, повседневной жизни, а не существует как-то отдельно от нее, поверх нее, изымаясь из сферы реальности. Напротив, она несет явственный отпечаток этой реальности, и оказывается, что идеалы дворянского интеллигента, его протест и трагизм порождены самой жизнью, а не привнесены откуда-то извне и наложены на действительность. Конечно, чувства Лермонтова и в ранней лирике обусловлены самой эпохой, но поскольку внешний мир мыслится как сфера абсолютно враждебная, то получалось, будто идеалы и протест возникают из самой личности, выступают лишь субъективно обусловленными. Теперь же отношение между идеалом и действительностью изменилось: субъективное чувство получило реальную, объективную основу. Лермонтов стремится закрепить ее в самой форме стихотворений: увеличивается значение сюжета, исповедь и монолог героя совмещаются с рассказом о действительных событиях, драматизируются. Так, в «Завещании» исповедь, лирический монолог с характерными для Лермонтова рассуждениями, внутренним ходом мысли, недоговоренностью, эмоциональной напряженностью сочетаются с повествовательной интонацией.

значительность, психологическую сложность раздумий героя. Лирический герой не является уже чистым воплощением авторского «я», а приобретает индивидуализированную характеристику отдельного от автора лица, не независимого от автора, но и не сводящегося только к автору. С этим связана и попытка передать исповедь в форме несобственно прямой речи - от себя и в то же время от лица другого человека («Скажи им, что...», «Скажи, что я...»).

склад, который свойствен трагическому сознанию романтика. Жизнь видится ему под совершенно определенным углом зрения. Тип его отношения к действительности, порождающий лирическое переживание, в основных своих чертах нисколько не изменился. Он получает теперь объективную мотивацию, идущую не только от личности, но и внешнего мира.



 
© 2000- NIV