Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Где располагалась крепость в повести «Бела» ?

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

Где располагалась крепость в повести «Бела» ?

Аким Акимович Хастатов, был человеком большой храбрости и славился на Кавказе своими похождениями. От Хастатова Лермонтов услышал романтическую историю о похищенной татарке Бэле, которая одно время жила у него в имении, и о случае, происшедшем с Акимом Акимовичем в станице Червленной, где его чуть не изрубил пьяный казак. Эти два эпизода из жизни родственника поэта легли потом в основу повестей «Бэла» и «Фаталист». А во время конных прогулок Лермонтов мог увидеть на речке Аксай у переправы Каменный Брод степную крепость, где он поселит своего героя и Максима Максимыча. И нам становится понятным, почему места действия этих повестей находятся в непосредственной близости от Шелкозаводско-го. Но разве столь важно знать, где располагалась крепость Максима Максимыча?

Оказывается, да. Это позволяет прояснить кажущиеся на первый взгляд противоречия между географическими и этнографическими подробностями в романе. Действ7тельно, если действие повести происходите Чечне, то почему Бэла называется черкешенкой? На этот вопрос можно ответить, что в те времена обычно всех горцев Северного Кавказа называли черкесами. Но кто же тогда Бэла?

Некоторые литературоведы выступили с предположением, что Бэла родом из чеченской семьи, и отметили неточности, допущенные Лермонтовым. Так, Максим Максимыч называет отца Бэлы князем, а у чеченцев княжеских родов не было. Свадьба, на которой Печорин познакомился с Бэлой, не могла происходить в доме невесты, а Бэла. согласно адату, не смела первой обратиться к Печорину со словами песни.

«А не слишком ли много неточностей для Лермонтова, прекрасного знатока нравов и обычаев кавказских народов?» - возразили другие. И вот тут-то на помощь и пришли сведения о местоположении крепости Таш-Кичу (Каменный Брод). Это укрепление располагалось в Дагестане, на Кумыкской равнине, но недалеко от чеченских аулов, что и позволяло Максиму Максимычу утверждать, что он бывал и служил в Чечне. По мнению грозненского лермоитоведа Б. С. Виноградова, отец Бэлы был кумыкским князем, не случайно в романе он назван мирным. Кумыки с давних времен дружили с Россией. Но если Бэла кумычка, тогда легко объясняются и этнографические подробности: и возможность свадьбы в доме невесты, и распространенная у кумыков песня-игра «Сарьш», воспользовавшись которой, Бэла объяснилась с русским офицером.

из первых художественных фильмов, снятых в Дагестане, был фильм «Бэла». Съемка его проводилась экспедицией студии «Госкинопром Грузия» в 1926 году. Отдельные эпизоды снимались в Буйнакске, бывшей крепости Темир-Хан-Шуре, с активным участием местных жителей - бесплатных статистов в черкесках и при оружии.

Смуглая и необыкновенно красивая девушка привлекла внимание кинематографистов, ее пригласили работать в кино. Позже она сыграла главные роли в фильмах «Под властью адата», «Чадра», «Крылья холопа», став первой киноактрисой Дагестана. Как непохожи судьбы этих горских девушек, Бэлы и Софият! А были ли попытки в наше время побывать на месте, где стояла крепость Каменный Брод? О такой поездке на родину Бэлы рассказал на страницах газеты Б. С. Виноградов. Он отправился на машине по маршруту: Грозный - Червленная - Шелкозаводская - Аксай - Грозный. В одном из аулов автор подошел с расспросами к группе местных жителей, стоявших на улице. Приведем далее отрывок из его очерка:

«Я объяснил цель нашего приезда, и на лицах моих собеседников появились улыбки. Мужчина невысокого роста с тоненькими усиками радушно сказал:

- Мы не знали, что здесь был Лермонтов. О Льве Толстом знали. Вскоре к нам присоединились наши московские гости, и разговор стал обидим.

- Скажите, была ли здесь в старое время русская крепость?

Быстро перебросились хозяева короткими фразами по-кумыкски, и прозвучал ответ:

- Этого мы не знаем. Крепости не было.

На лицах гостей отразилось недоумение. Я с досадой подумал, что неправильно задал вопрос.

- А где стояла крепость Таш-Кичу?

Мужчины оживились, громко заговорили по-своему...

- Как же! Таш-Кичу мы все знаем. Примерно шесть километров отсюда по берегу реки Аксай.

- А что осталось от крепости?

- Сейчас, после дождей, туда нет дороги, а то бы мы поехали с вами. Там осталось место. Надо подняться метра три-четыре - и попадешь на ровную площадку, а вокруг земляной вал. Оттуда дорожка к реке. А на той стороне - лес...

- Конечно, лес!

- Как по-русски перевести Таш-Кичу?

Вновь обменялись мнениями по-кумыкски. Отвечал один:

Все согласно закивали головами. Поняли, что мы довольны ответом. Мы кратко объяснили, почему интересуемся этой крепостью.

- Почему «бывает»? Когда хорошая погода, всегда очень хорошо видны! Красивые горы! Это же недалеко. Уезжали мы, сопровождаемые дружескими пожеланиями:

»



 
© 2000- NIV