Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Взаимосвязь образа Печорина и Веры в повести «Княжна Мери» (вариант 2)

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Герой нашего времени

«Княжна Мери»

Рассуждения Печорина о женщинах, над которыми он всегда приобретал «непобедимую власть», кажутся нам очень серьезными, пока мы молоды. Нам представляется, что в этих рассуждениях скрыта вечная тайна сильного мужского характера - но, когда становишься старше, начинаешь видеть в этих рассуждениях как раз очень молодое восприятие жизни браваду перед самим собой: «я никогда», «я всегда», «я точно не люблю женщин с характером» - в молодости очень хочется выводить законы и отыскивать абсолютные истины, а на самом-то деле в человеческих отношениях и чувствах никаких общих законов нет и сам Печорин, сколько бы ни изучал себя, так до конца не может в себе самом разобраться. Одно только он знает твердо: Веру он не мог бы обмануть, «воспоминание о ней останется неприкосновенным...».

Может быть, это и есть любовь - но зачем тогда он ее мучит? Он и сам не знает; он мучит так же себя - да вдобавок еще и обманывает: расставшись с Верой, он «долго следил за нею взором» и обрадовался, когда почувствовал, что сердце его «болезненно сжалось». «Уж не молодость ли со своими благотворными бурями хочет вернуться ко мне опять? . . А смешно подумать, что на вид я еще мальчик. . .». В этой реплике - двойной смысл: проиграться в карты и проиграть в игре с Мери. И мы уже сочувствуем обоим смыслам. Прошло целых пять дней с тех пор, как Печорин обещал Вере и пригрозил Грушницкому, что познакомится с Литовскими и станет волочиться за Мери, а он все еще не сумел выполнить своего обещания и своей угрозы. Нужно торопиться. И 21 мая Печорин дает себе обещание: «. .. завтра бал по подписке в зале ресторации, и я буду танцевать с княжной мазурку».

«своей богиней», стоя под окном, в толпе народа, а Печорин в его отсутствие мог рассчитывать пригласить Мери на мазурку, «пользуясь свободой» местных обычаев, «позволявших танцевать с незнакомыми дамами».

«Я не знаю талии более сладострастной и гибкой! Ее свежее дыхание касалось моего лица; иногда локон, отделившийся в вихре вальса от своих товарищей, скользил по горящей щеке моей...» Но вот беда: как ни мила Мери, Печорин говорит и думает о ней не так, как он говорит и думает наедине с собой; в сущности, он описывает ее теми же словами, что и Грушницкий, - при всей неподдельности его восхищения милой молоденькой девушкой, он не забывает, что все это - игра, и разговор он начинает, «приняв самый покорный вид», - по законам игры. "

Мери едва не нарушает всех планов Печорина: она, в сущности, отказывает ему от дома: «вы у нас не бываете. . .» Но на помощь Печорину приходит случай: драгунский капитан, вызвавшийся «проучить» княжну Литовскую, подсылает к ней «пьяного господина» с приглашением на мазурку. К сожалению, сейчас нам трудно себе представить, насколько страшным, невозможным, ужасным было в то время для девушки приглашение на танец, сделанное пьяным незнакомым человеком. Отказать - значило оскорбить и, может быть, подвергнуться оскорблению. Принять приглашение - невозможно. Неизбежна казалась «история», о которой долго потом рассказывали бы друг другу: «Княжна Лиговская?

В исповеди Печорина длинные предложения Радина сокращены, убраны тире и многоточия, самый стиль ее стал сжатым, лаконичным. Александр Радин - еще романтический герой, отсюда в его исповеди более громкие слова, чем у Печорина: «молодость... протекла в борьбе с судьбой и светом» - это очень пышно звучит, но насколько убедительней говорит Печорин: «в борьбе с собой и светом», - может быть, эта борьба посложней романтической битвы с судьбой.

«Я сделался нравственным калекой: одна половина души моей не существовала, она высохла, испарилась, умерла, я ее отрезал и бросил, - тогда как другая шевелилась и жила к услугам каждого, и этого никто не заметил, потому что никто не знал о существовании погибшей ее половины: но теперь вы во мне разбудили воспоминание о ней - и я вам прочел ее эпитафию. Многим все вообще эпитафии кажутся смешными, но мне нет, особенно когда вспомню о том, что под ними покоится. Впрочем, я не прошу вас разделять мое мнение: если моя выходка вам кажется смешна - пожалуйста, смейтесь: предупреждаю вас, что это меня не огорчит нимало».

свою исповедь, «приняв глубоко тронутый вид». Теперь, «на возвратном пути», он спросил ее: «Любили ли вы?» Зачем ему ее ответ? Ведь он и сам знает, что сердце ее неопытно, знает все наперед: «Кисейный рукав слабая защита, и электрическая искра пробежала из моей руки в ее руку; все почти страсти начинаются так...». Бедная Мери - для нее все впервые, все на самом деле, вес серьезно. «Не правда ли, я была очень любезна сегодня?» - спросила она, возвратясь с гулянья. А Печорин так комментирует этот вопрос: «Она недовольна собой: она себя обвиняет в холодности! о, это первое, главное торжество. Завтра она захочет вознаградить меня. Я все это уж знаю наизусть, вот что скучно!»

Грушницкий явился к Печорину поделиться своими надеждами: завтра бал, завтра будет готов мундир, завтра он будет танцевать с Мери целый вечер... Разумеется, Печорин немедленно пригласил княжну Мери завтра танцевать с ним мазурку. И, наконец, вечером у Литовских Печорин «был в духе, импровизировал разные необыкновенные истории; княжна... слушала» его «с таким глубоким, напряженным, даже нежным вниманием», что ему - Печорину! - «стало совестно». Но все-таки главным для него человеком остается Вера. Заметив грусть «на ее болезненном лице», Печорин пожалел ее и рассказал всю «драматическую историю» своих с ней отношений, «разумеется, прикрыв все это вымышленными именами».

по какому праву он распоряжается их душами?



 
© 2000- NIV