Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Анализ стихотворения Лермонтова «Завещание»

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

Анализ стихотворения Лермонтова «Завещание»

«Скажи, что я писать ленив...», гневом- «Пустого сердца не жалей...») в духовный мир «простого человека». В самой речи чувствуются и характер мужественного армейца, и черты передового интеллигента - серьезная простота тона и способность к глубокому размышлению, анализу своих переживаний, сближающая «Завещание» со стихотворениями «И скучно и грустно...», «Валерик» и др.

«Завещания» несет в себе и все черты основного героя лермонтовской лирики. Возможность подобного сцепления двух, но существу, разных характеров коренится в желании совместить народное начало, естественное и близкое природе, непосредственной, органической жизни, и высокое сознание дворянского интеллигента, приблизить народное сознание к протестующему, мятежному началу и одновременно придать мятежное, протестующее сознание человеку из народа. Итак, «лермонтовский человек» несет в себе народное начало, а простой армеец - чувство ничтожности и суетной мелочности окружающей жизни, весь трагический комплекс чувств, свойственный основному герою лермонтовской лирики.

Самая возможность соединения двух столь различных характеров проистекает у Лермонтова из пристального познания жизни. Уже не только лирический герой его поэзии, но И другие люди обладают теми же свойствами, что и он сам. Все это неизмеримо раздвигало границы лермонтовского протеста и вело к еще большей обобщенности критики. Вместе с тем сознание автора сближалось с сознанием простого человека: простой человек мыслил как типичный дворянский интеллигент, а последний заговорил языком солдата, иногда прорываясь и собственной речью («Пустого сердца не жалей») .

В «Завещании» было художественно воплощено двуединое сознание сына века, человека 30-х годов, в его переходе от сознания дворянского интеллигента к сознанию разночинца. Здесь своеобразно сказался тот же момент перехода, перелива, противоречивого совмещения двух разных сознаний, который заметен и в лермонтовской «Родине». Познание действительности заставляло дворянского интеллигента не только искать пути сближения России образованной, европейской и России нищей, крестьянской, но и обозначать направление этих поисков. Вот почему лермонтовский лирический герой, выступая во многих стихотворениях от своего собственного лица, порой принимает явный облик простых людей, непосредственно связанных с народным сознанием. И одновременно подспудно здесь просвечивает мысль о народном начале в душе дворянского интеллигента, говорящего от имени народа, но еще далекого от него, точно так же как и стремление наделить своим высоким сознанием человека из народа, который еще не обладает протестующей, мятежной страстью. Единство внутренне противоречивых голосов в «Завещании» достигается конкретно историко-психологическим обликом героя, совмещением в нем армейца и дворянского интеллигента.

бытия, интересующего передового человека. Высокое протестующее сознание спускается из космической, заоблачной сферы на грешную землю, где те же вопросы жизни и смерти, одиночества и потерянности, скептического неверия в жизнь и любовь к ней получают уже не метафизическую, а скорее реальную, бытовую трактовку («Скажи им, что навылет в грудь Я пулей ранен был; Что умер честно за царя, Что плохи наши лекаря...», «Скажи, что я писать ленив, Что полк в поход послали...»), полную, однако, того же философского смысла. Философия извлекается из простой, обыкновенной, повседневной жизни, а не существует как-то отдельно от нее, поверх нее, изымаясь из сферы реальности. Напротив, она несет явственный отпечаток этой реальности, и оказывается, что идеалы дворянского интеллигента, его протест и трагизм порождены самой жизнью, а не привнесены откуда-то извне и наложены на действительность. Конечно, чувства Лермонтова и в ранней лирике обусловлены самой эпохой, но поскольку внешний мир мыслился как сфера абсолютно враждебная, то получалось, будто идеалы и протест возникают из самой личности, выступают лишь субъективно обусловленными.

исповедь и монолог героя совмещаются с рассказом о действительных событиях, драматизируются. Так, в «Завещании» исповедь, лирический монолог - с характерными для Лермонтова рассуждениями, внутренним ходом мысли, недоговоренностью («Поедешь скоро ты домой. Смотри... Да что? моей судьбой...», «А если спросит кто-нибудь... Ну, кто бы ни спросил...». «Отца и мать мою едва ль Застанешь ты в живых... Признаться, право, было б жаль Мне опечалить их...», «Соседка есть у них одна... Как вспомнишь, как давно расстались! Обо мне она Не спросит... все равно...»), эмоциональной напряженностью - сочетается с рассказом, с повествовательной интонацией. Усиление объективного начала приводит к конфликту между внешней простотой речи, прямым смыслом слов и глубокой внутренней интеллектуальностью формы лирического высказывания, демонстрирующей напряженность, значительность, психологическую сложность раздумий героя. Лирический герой не является уже чистым воплощением авторского «я», а приобретает индивидуализированную характеристику отдельного от автора лица, не независимого от автора, но и не сводящегося только к автору. С этим связана и попытка передать исповедь в форме несобственное прямой речи - от себя и в то же время от лица другого человека («Скажи им, что...», «Скажи, что я...»).



 
© 2000- NIV