Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Аллегорический характер стихотворений Лермонтова ("Парус")

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.
Текст призведения: Парус

Аллегорический характер стихотворений Лермонтова

«Желанье» эти порывы даны порознь, в отдельных строфах. В «Парусе» они объединены так, что буря включает в себя покой, а покой - бурю. Состояние внутренней дисгармоничности, последовательная контрастность, лежащая в основе «Паруса», дополняются не менее очевидным единством противоположных переживаний, одно из которых естественно содержит в себе другое. В «Парусе» уже нет навязчивой аллегоричности, свойственной другим ранним стихотворениям Лермонтова. Философский символ здесь поэтически обобщен.

смысл стихотворения. Сами по себе природные образы не интересуют Лермонтова. Они даны хотя и точно, но предельно обобщенно, в наиболее естественном и одновременно контрастном их проявлении.

Предметность картины не входила в художественную задачу Лермонтова. Поэт свободно сталкивает разные явления природы - бурю и покой. Смысл стихотворения вырастает не на основе предметности изображения, а поверх нее. Возможность сопоставления природных явлений с человеческими переживаниями определяется у Лермонтова, как у всякого романтика, тем, что природа обладает душой, которая в ней проявляется свободно и естественно и составляет закон ее существования, заложенный в ней изначально. Все в ней подчиняется ее собственной воле. Первые строки «Паруса» рисуют общий пейзаж:

В тумане моря голубом...

Образ моря - пространственной безбрежности - контрастен одинокому парусу, затерянному в нем. На этом контрасте по смежности возникают последующие тревожные вопросы, углубляющие контраст:

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?

«ищет он» противостоит «кинул он», «стране далекой» - «край родной». Это находит ритмическое выражение в явных цезурах после второй стопы. Но вместе с тем эти контрастные формулы объединяются образом одинокого паруса. Одиночество паруса теперь приобретает некое определенное положение между «страной далекой» и «краем родным». И это объединение также подчеркнуто анафорическим употреблением союза «что». Далее пространственный контраст рассматривается не вширь, а вглубь, дополняясь временной антитезой. Строкам

И мачта гнется и скрипит...

соответствуют строки, в которых выражено иное по времени и по существу состояние стихии:

Под ним струя светлей лазури,

Парус помещен теперь между небом и морем, и этот новый контраст также проведен последовательно и закреплен в антитезах: «Играют волны - ветер свищет...», «Под ним» - «над ним». Столь же явно контрастируют 5 и 6 строки между собой:

Увы! - он счастия не ищет

«парус» «счастия не ищет и не от счастия бежит!». Точно так же умиротворенное состояние природы побуждает его просить бурю. И здесь проявляется внутренний конфликт между стихией и человеческим сознанием. Природа живет по собственным законам, по своей воле, и эта воля не совпадает с личной волей человека, всюду противопоставляющего ей свой закон жизни. Противоречие между морем и парусом символизирует противоречие между жизнью вообще и человеческой личностью, брошенной в ее океан. Однако бытие человека, «закон» его странствия достаточно устойчив - не движение и не покой, не желание счастья и не отказ от него. Переживание реального чувства, единого в противоречиях и не существующего вне этих противоречий, вне внутренне не разрешенной коллизии объясняет природу одиночества человека, брошенного в море жизни, вечно мятущегося и не знающего счастья ни в покое, ни в буре, ибо буря чревата покоем, а покой - бурей. Человек оказывается вечно неудовлетворенным, внутренне не застывшим. Он не может, подобно природной стихии, пребывать в каком-то одном состоянии - покоя или бури. Закон его жизни - мятеж. Внутренняя непримиренность противоречивых чувств порождает и внешнюю противоречивость. Коллизия внутри человека перебрасывается во внешний мир и развивается в двух планах. Контраст составляют в этом смысле первые строки «Паруса» с его последними строками. Начав стихотворение с внешней картины, Лермонтов заканчивает его картиной внутренне неразрешимых противоречий, где образы бури и покоя, не утрачивая точного значения, приобретают смысл символов, характеризующих внутренние переживания.

Этот конечный перенос конфликта внутрь подготовлен предшествующими четверостишиями, где каждой внешней картине противопоставлена глубокая духовная коллизия. Вместе с тем неразрешенность конфликта паруса и моря бросает свет на конфликт между человеком и жизнью, а противоречивое состояние покоя - бури выступает не только в соотнесенности с законом природной стихии, но осознается как печальная необходимость, которую человек не волен изменить. Вечная неудовлетворенность препятствует счастью человека, и он, противопоставляя себя стихии, одновременно тоскует по естественным, внутренне непротиворечивым ее проявлениям. В дальнейшем именно такие состояния будут казаться иногда Лермонтову подлинным счастьем и блаженством («Выхожу один я на дорогу...»). В ранней лирике они наводят тоску и грусть, преодолеваемые, однако, жаждой непосредственного деяния, могучим порывом к свободе.



 
© 2000- NIV