Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Субъективность лирики Лермонтова

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

Лермонтовское «я» не искажало, а укрупняло, концентрировало то, что переживали, к чему устремлялись передовые деятели русского общества 30-40-х годов. Этим объясняется и романтический по преимуществу пафос лирики Лермонтова. В его стихотворениях чувства и ситуация предельно обострены, выражены в необычных, подчеркнуто экспрессивных формах. Например, ощущение одиночества передается с помощью метафорического образа «утеса-великана», всеми покинутого, «тихонько» плачущего в пустыне («Утес»). Желание счастья, деятельной свободы воплощается в фантастической мечте «навеки так заснуть (т. е. перенестись, в другие, более благоприятные времена)

Чтоб в груди дремали жизни силы,

»

(«Выхожу один я на дорогу...»).

«золотая», в лунную ночь «спит земля в сиянье голубом», дуб «темный», путь «кремнистый» и т. д. Романтическая в основе своей лирика Лермонтова не противостояла системе реалистических выразительных средств. Отдельные стихотворения, например «Бородино», «Казачья колыбельная песня», написаны преимущественно в реалистическом ключе. Свободный переход из одной поэтической системы в другую, их сочетание объясняются своеобразием таланта Лермонтова, Он был поэтом жизни и титаном образных ассоциаций. Его поэзия отразила и «небо», и «землю», и «рай», и «ад». При такой масштабности поэтического мышления неизбежно слияние и единство двух линий - реалистической и романтической с преобладанием последней.

Экспрессивный характер лирики Лермонтова тесно связан с его представлениями о назначении и роли поэта. Лермонтов органично воспринял пушкинские идеи о высокой общественной миссии искусства. Но в условиях реакции он предъявлял к нему новые, более высокие требования. Лермонтов считал, что поэзия должна, подобно кинжалу, воспламенять «бойца для битвы», звучать, «как колокол на башне вечевой, / Во дни торжеств и бед народных» («Поэт», 1838). Аллегоризм позволял оттенить мысль о том, что поэт в эпоху «бед народных»- прежде всего мститель за попранную свободу, глашатай борьбы и протеста. Такому назначению не отвечала современная Лермонтову массовая поэзия. Отсюда горькое сетование па бездействие и призыв:

Иль никогда на голос мщенья,

Покрытый ржавчиной презренья?

В стихотворении «Пророк» (1841) нарисован образ поэта-изгнанника, которого «ближние» забрасывают камнями только за то, что он нес им «любви и правды чистые ученья». Поэт-пророк вынужден бежать в пустыню, но воля его не сломлена. Он горд сознанием правоты, важности своего дела. Стихотворение символизировало трагедию прогрессивной личности 30-40-х годов, прежде всего трагедию самого Лермонтова, поэта мятежного, выступающего за чистоту человеческих отношений, справедливость. Вот почему Белинский еще при жизни Лермонтова признал в нем «поэта русского, народного, в высшем и благороднейшем значении этого слова...».

«Черкесы», «Корсар») мало самостоятельны и несовершенны в художественном отношении. Зрелый период в работе над поэмами приходится на последние пять лет жизни. В это время он создает такие поэмы, как «Боярин Орша», «Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», «Беглец», «Мцыри», «Демон» и др.

«Песня про купца Калашникова» написана поэтом в духе устного народного творчества и принадлежит к числу высших достижений русского поэтического искусства. Обратившись к историческому прошлому (к эпохе Ивана IV), Лермонтов, по словам Белинского, «... слился с ним всем существом своим, обвеялся его звуками, усвоил себе склад его старинной речи», постиг «простодушную суровость... нравов», создал картины, которые «достовернее всякой действительности.



 
© 2000- NIV