Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Как часто, пёстрою толпою окружён...» Восприятие, истолкование, оценка (вариант 4)

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Как часто, пёстрою толпою окружён...»

Восприятие, истолкование, оценка

И вот год открывается столь неутешительными выводами. Лирический герой предстаёт перед нами абсолютно разочарованным в жизни человеком, не верящим в счастье и будущее, уставшим от праздника жизни, на котором он чужой. В данном стихотворении, как почти всегда в поэзии Лермонтова, рисуется картина мироздания, разорванного на два мира. Один из них - мир земной суеты, фальши и лицемерия. Именно в нём обречён жить лирический герой, и с его описания начинается стихотворение. Это мир "давно бестрепетных рук", "бездушных людей", "затверженных речей". Мы видим не людей, а кукол, лишённых всего человеческого. В земном мире нет индивидуальностей: поэт дважды называет людей толпой. И в этой пёстрой толпе лирический герой чувствует себя чужим и одиноким, стремится скрыться от неё, забыться, убежать, найти иную, прекрасную жизнь.

Как часто, пёстрою толпою окружён,

ласкаю я в душе старинную мечту,

погибших лет святые звуки.

Перечитывая сначала два распространённых, "нагромождённых" придаточных, читатель чувствует мельканье пёстрых тел и масок. Это ощущение создается и тем, что оба шестистишия начинаются с союзного слова "когда". Все эти "образы бездушные людей", "как будто бы сквозь сон", путают и кружат нас, пролетают мимо, чтобы обратить наше внимание на смысловой центр предложения. Таким образом, эмоциональные ощущения читателя, созданные сложной синтаксической конструкцией, сближают его с лирическим героем, который из мира суеты попадает в заветный мир грёз:

... Под бурей тягостных сомнений и страстей,

Как свежий островок безвредно средь людей

Цветет на влажной их пустыне...

Сложный, сбивчивый размер (иногда шести-, иногда четырёхстопный ямб), сочетание парной рифмовки с кольцевой, как и сложные синтаксические конструкции передают непонятное, мучительное, дисгармоничное состояние души лирического героя.

Так какой же он мир - мечтаний и грёз?

В сознании лирического героя он сопрягается с детством, которое в свою очередь тесно связано с родными местами: "И вижу я себя ребёнком; и кругом родные всё места... ". Лирический герой восстанавливает в своей памяти, окрестности родного дома в часы вечернего преображения. Родной дом и детство характерны для построения лермонтовского идеального мира («Родина», «Мцыри», «Воля»).

"... памятью к недавней старине лечу я вольной, вольной птицей... "

И тут же возникает мотив свободы и полёта, воплотившийся в образ вольной птицы.

Пейзаж, нарисованый поэтом, - романтический, со всеми его атрибутами: спящим прудом, дымкой, туманами, тёмной аллеей. Создаётся атмосфера таинственности и божественного присутствия. Именно в такие моменты пограничного состояния природы душа человека наиболее близка к истине, возносится до самых важных тайн мироздания. Эта мысль наиболее ярко прозвучит в творчестве Тютчева, уже упоминалась в стихотворениях Ломоносова и Жуковского. Логично, что именно в такой момент лирический герой и обращается к важнейшей из тем бытия - к любви. Он рассказывает о сне, мечте, поэтому и рассказ о них туманен, состоит из набросков и неявных штрихов. Мы не можем понять, вспоминает лирический герой о своей любимой или, что вероятнее, рисует свой идеал в мечтах. Но это не важно. Важно то, что образ прекрасной девушки становится для лирического героя воплощением всего самого нежного, чистого и возвышенного:

... С очами, полными лазурного огня,

За рощей первое сиянье...

Её глаза и розовая улыбка контрастируют с масками бездушных людей земного мира. И вот в этом выдуманном "дневном царстве" красоты и любви лирический герой чувствует себя "всесильным господином". Именно в этом мире он ощущает гармонию и счастье, родство души с душой иной.

"Когда ж, опомнившись, обман я узнаю... " Мотив сна в стихотворении наиболее ярко отражает трагедию лирического героя. Для него мечтания и сны как физический процесс оказываются жизнью, а сама жизнь - пустым и глупым сном. Его трагедия, как и трагедия всех романтических героев, в том, что они обречены на вечные скитания между двумя мирами.

Данное стихотворение также и пример байроновского, воинствующего романтизма, дерзкого и желчного:

... О, как мне хочется смутить весёлость их

И дерзко бросить им в глаза железный стих,

Облитый горечью и злостью!..

«Корсар»?

Теперь посмотрим, как идейное содержание стихотворения раскрывается с помощью художественных средств и мотивов. Начнём с художественного пространства и мотива движения. В описании мира земного почти нет указаний на передвижение в пространстве. Это тесный круг безликих тел ("пёстрою толпою окружён... "), который бесконечно вращается вокруг героя "при шуме музыки и пляски". Теснота и несвобода властвуют над людьми ("приличьем стянутые маски"). Пространство воображаемого мира безгранично: бесконечное небо ("лечу я вольной, вольной птицей"), бесконечные просторы (поле, пруд, туманы), бесконечная глубь - тёмная аллея, уводящая нас в таинственную неизвестность.

Художественное время ещё раз отражает трагичность мироощущения лирического героя. Лицемерие и фальшь вечны, они всегда окружают человека, а погружение в идеальный мир - мгновения: "И если как-нибудь на миг удастся мне... "

Как, наверное, сразу понятно, контраст - основной принцип построения двух миров в пределах одного поэтического текста. Контрастны звуки, цвета. Рисуя мир суеты, лирический герой ограничивается словами "пёстрая", "мелькают", "маски". Яркость и блеск цветов смешивают их в безликую массу. Цветовая гамма идеального мира - лазурь, зелень трав, сиянье, розовая улыбка, жёлтые листья.

Звуковой фон, сопровождающий праздник масок, - шум музыки и плясок, дикий шёпот - что-то дисгармоничное. Святые звуки идеального мира складываются в мелодию: тишина, шуршанье листьев и плач человека.

Вслушаемся в отдельные строки стихотворения. "... Пёстрою толпою окружён, когда передо мной, как будто бы сквозь сон... " Ассонанс на звук [о] в ударных положениях создаёт ощущение монотонности, бесконечного кружения. "И дерзко бросить им в глаза железный стих... " - стих, в котором мы слышим аллитерацию на шипящие, свистящие и [р], что точно отражает смысл фразы, эмоциональное состояние героя.

Улыбка, слёзы человека в мире грёз контрастируют с "приличьем стянутыми масками", робкие шаги - с "небрежной смелостью красавиц городских".

Итак, мы видим, что лирический герой ощущает дисгармонию и пропасть между двумя мирами непреодолима. И что страшнее всего, лирический герой находится в ней один, отделяет себя от людей, питает к ним злобу. Он даже не пытается полюбить таких людей, такой миропорядок. По мнению Л. Н. Толстого, тот, кто не принимает мир таким, какой он есть, не принимает его никогда.

русской литературы образец романтизма, духовной красоты и трагического миропонимания.



 
© 2000- NIV