Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Лирический герой М. Лермонтова в поисках гармонии

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

Лирический герой М. Лермонтова в поисках гармонии

Я здесь был рожден, но нездешний душой...

«байронических» поэм? Это сильная личность, которой владеют страсти, личность, находящаяся в борьбе с обществом, противопоставляющая себя ему. Мне кажется, такой герой не только дань поэта романтизму, не только подражание, но и внутренняя потребность быть сильным, обуздывать свои страсти и желания или давать им волю, быть и героем и преступником, восставая против нравов, бытующих в обществе..

Душу такого героя не может миновать любовь, и любовь трагическая. Единственный способ побороть свое одиночество - разделить его с любимой, но и этого герою не дано - гибель или её измена разлучают влюбленных. Это след первых несчастливых опытов самого поэта, так и не нашедшего за всю жизнь той, которая разделила бы его чувства.

Любовь представляется поэту неотделимой от страданий, а возлюбленная никогда не подает даже маленькой надежды...

О, пусть холодность мне твой взор покажет,

Пусть он убьет надежды и мечты...

У нас одна душа, одни-и те же муки;

Как он, ищу забвенья и свободы,

Как он, в ребячестве пылал уж я душой...

....

Как он, ищу спокойствия напрасно,

Гоним повсюду мыслию одной.

Гляжу вперед - там нет души родной!

Поиски гармонии с миром, начавшиеся с раннего детства, приводят поэта к осознанию того, что такая гармония невозможна. Сторонящийся пюдей, их жалости или непонимания, Лермонтов все гпуб- же уходит в себя. В. Г. Белинский писан о поэте: «Сомневаться в том, что Лермонтов умен, было бы довольно странно; однако я ни разу не слыхал от него ни одного дельного и умного слова. Он, кажется, нарочно щеголяет светской пустотой». Быть таким, как все, внешне и в то же время таинственным для всех - привлекательная игра, но любой человек устает всегда быть только загадкой. Люди, близко общавшиеся с поэтом, отмечали в воспоминаниях, что за его насмешливой улыбкой можно было в редкие минуты разглядеть печать мягкости или страдания...

Лирический герой, словно доверчивый собеседник поэта, выдает читателю страсти и метания Лермонтова. Поэт с детства видит красоту природы, ощущает свое единство с ней. И если с миром людей гармонии нет, то, может быть, природа даст поэту тот покой, которого ищет его мятежная душа?

Моя душа, я помню, с детских лет

Чудесного искала...

Впервые попав на Кавказ, юный Лермонтов был им очарован. Природа и напоминает поэту о его непреходящей боли, и утешает его...

В младенческих летах я мать потерял.

Та степь повторяла мне памятный глас.

За это люблю я вершины тех скал,

Люблю я Кавказ.

«Выхожу один я на дорогу...», написанное в 1841 г., в период увлечения поэзией Г. Гейне, по роковой случайности, так быстро ставшее сбывшимся пророчеством, можно считать, на мой взгляд, ответом поэта лирическому герою - поиск гармонии завершился. В чем же она?

Герой по-прежнему одинок, а природа, пустынная и спокойно торжествующая свое одиночество, не утешает поэта...

Выхожу один я на дорогу;

И звезда с звездою говорит.

В небесах торжественно и чудно!

Что же мне так больно и так трудно?

Жду ль чего? жалею ли о чем?

Уж не жду от жизни ничего я,

И не жаль мне прошлого ничуть.

«свободы и покоя», а не «просит бури», как когда-то. Он устал, но вовсе не жестоко разочарован в жизни. Об этом говорит его желание просто заснуть.

Чтоб в груди дремали жизни силы,

Чтоб, дыша, вздымалась тихо грудь...

Гармония с собой и миром может быть найдена в уединении, в тихом спокойном сне, далеко от страстей суетного мира:

Про любовь мне сладкий голос пел,

Темный дуб склонялся и шумел.

Это стихотворение принадлежит перу уже зрелого поэта, отказавшегося от идей романтизма, перешедшего от автобиографичности сюжетов и героев к пониманию драмы своего поколения и своей страны. Но поэт где-то в глубине души так и остался ребенком, тоскующим по голосу матери, по той теплоте и гармонии с миром, которая нам дается только в счастливом детстве.



 
© 2000- NIV