Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Эволюция лермонтовского лирического героя

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

«Не верь себе» (1839) Лермонтов как бы заново обращается к романтической теме «поэт и толпа», но с далеко не традиционным к ней подходом. Сочувствуя «молодому мечтателю», ценя его способность открывать в своей душе «родник простых и сладких звуков», поэт не склонен презрительно отталкиваться и от «толпы». Она предстает здесь не только как безликая светская масса, нивелирующая личность, но и в своих скрытых драмах, подчас трагедиях отдельных лиц. «Правды» поэта и «толпы» во многом меняются местами, уравниваются.

«Пророк» (1841), завершающий в лирике Лермонтова тему «поэт и общество». Лермонтовский поэт, наделенный «всевиденьем пророка», начинает с того, чем пушкинский кончает. Показывая трагизм положения поэта, Лермонтов подчеркивает его верность своим «заветам».

«Дума» (1838) -одно из наиболее значительных стихотворений Лермонтова, посвященных гражданской теме. В первом катрене «я» поэта и его поколение противостоят антитетически: «Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее - иль пусто, иль темно...»; но уже в следующих четверостишиях «я» поэта сливается с «мы» всего поколения: поэт берет и на себя часть ответственности за его состояние («Богаты мы, едва из колыбели, Ошибками отцов и поздним их умом, И жизнь уж нас томит, как ровный путь без цели...»). Не отождествляя своей позиции с позицией поколения, поэт одновременно ощущает себя и в нем, и вне его.

«простым людям», близким к народу. Тема свободы предстает в лирике Лермонтова как тема ее безнадежной утраты и одновременно - неискоренимости устремлений к ней. Наиболее характерным отражением этого эпохального противоречия становится образ узника. Среди стихотворений этого плана «Узник» (1837), «Сосед» (1837), «Соседка» (1840), «Пленный рыцарь» (1840). Наряду с образом лирического героя, в них крупным планом показывается и образ лирического персонажа, как правило, «простого человека», томящегося, как и главный герой, в неволе. Общность страданий сближает их, дает дополнительные силы в узнической судьбе. Но стремление к единению с другими людьми непрестанно наталкивалось на многочисленные барьеры и перегородки, в условиях сословно-иерархического государства почти непреодолимые.

«Гляжу на будущность с боязнью...», «И скучно и грустно», «На севере диком стоит одиноко...», «Утес», «Листок», «Выхожу один я на дорогу...». В них - искреннее и глубокое страдание от невозможности преодолеть вынужденное одиночество, стремление вырваться из его трагического круга, жажда обретения «души родной». Этот сложный комплекс чувств и дум с огромной силой запечатлен в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен...» (1840). Для него характерно столкновение незабываемых детских впечатлений и последующего сурового жизненного опыта, мечты и действительности, любви и ненависти. Это своего рода «магический кристалл», открывающий взору жизненные дали поэта, их ранние истоки и драматические исходы. Прошлое и настоящее, «царство дивное» мечты, идеала и бездушный «маскарад» общества здесь не следуют друг за другом, а сосуществуют как части целого. Они «смотрятся» друг в друга, высвечивая свою несовместимость и неразрывность как одинаково реальные моменты лермонтовского «я». Их единение порождает своеобразие и поэтики стихотворения, его стиля и метода, обусловливающее единство в нем элегии и сатиры, романтизма и реализма.

Проблема метода и стиля в зрелой лирике Лермонтова - одна из сложнейших. Движение поэта к реализму далеко не просто и не однолинейно. Оно не укладывается в привычную формулу «от романтизма - к реализму». В самом начале зрелого периода Лермонтов, к примеру, создает шедевр реалистической лирики «Бородино» (1837), а в последние годы пишет целый ряд несомненно романтических стихотворений: «Воздушный корабль» (1840), «Сон» (1841), «Они любили друг друга так долго и нежно...» (1841), «Тамара» (1841). Но это не означает, что Лермонтов шел от «реализма к романтизму»: в это же время он пишет реалистические стихотворения «Завещание» (1840), «Родина» (1841) и др. В лермонтовской лирике последних лет романтизм и реализм нередко «сосуществуют» даже внутри отдельных произведений типа рассмотренного «Как часто, пестрою толпою окружен...». К образцам такого взаимообогащающего единства романтизма и реализма можно отнести и стихотворения «Из-под таинственной, холодной полумаски...», «Нет, не тебя так пылко я люблю...» (1841) и др.

«Валерик» (1840), адресованном В. А. Лопухиной. Реалистическая точность описаний, исповедальная искренность, простота языка, разговорная непринужденность интонаций, подчеркнутая безыскусность ритма, рифмы - все это создает впечатление непреднамеренно вылившегося из-под пера «не сочиненного» письма. Белинский писал о «Валерике» как одном «из замечательных произведений покойного поэта», поражающем «стальной прозаичностью выражения», причина которой «заключалась в его мощной способности смотреть прямыми глазами на всякую истину, на всякое чувство» (IV, 489-490). Стихотворение отличает и характерная для Лермонтова жанрово-тематическая синтетичность.

«резко ощутительное присутствие мысли в художественной форме, делил стихотворения Лермонтова на «субъективные» и «художественные». К последним он относил и лермонтовские баллады, в которых «личность поэта исчезает за роскошными видениями явлений жизни».



 
© 2000- NIV