Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Путь Лермонтова как прозаика

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

годов он нередко затмевал первых двух, да и деятельность его как прозаика началась раньше. Поэтому, определяя путь, который Лермонтов прошел от «Вадима» до повести 1841 года, и характеризуя своеобразие его прозы, следует иметь в виду все эти три имени.

Если в «Вадиме» Лермонтов опирался на тот же романтический метод и тот же стиль, которым пользовался Марлинский и который уже здесь приходил в столкновение с новизной идеи и темы, не давая простора для жизненно правдивого воплощения замысла, то в самом отказе от продолжения работы над этой повестью можно увидеть преодоление сковывающей традиции. На следующем этапе в «Княгине Лиговской»-связь с Марлинский слабеет и проявляется исключительно в некоторых особенностях манеры повествования - в нарочитой, слегка окрашенной иронией аффектированное отступлений и описаний. Наконец, в «Герое нашего времени» Лермонтов своим художественным методом и стилем полемизирует с самыми принципами прозы Марлинского и между строк дискредитирует их перед читателем. В неоконченной повести 1841 года Марлинский вовсе перестает существовать для него - даже в полемическом плане.

С Гоголем Лермонтова сближали некоторые идейные и художественные тенденции их творчества, имевшие разные социально-политические и философские истоки и заставлявшие иногда скрещиваться их пути. Один раз в жизни им привелось встретиться лично - весной 1841 года, когда Лермонтов, отправляясь на Кавказ, находился проездом в Москве и был в числе других гостей на именинах Гоголя. Суждений его о Гоголе не сохранилось; не приходится лишь сомневаться, что все написанное и опубликованное до 1841 года Гоголем было Лермонтову известно - как художественные произведения, так и статьи о литературе и искусстве. Известна и высокая оценка, которую уже после гибели Лермонтова Гоголь дал стилю «Героя нашего времени» («Никто еще не писал у нас такой правильной, прекрасною, благоуханною прозою»), как известно и то, что прозу Лермонтова Гоголь ставил выше его поэзии, оценивая последнюю односторонне и тенденциозно - с религиозно-нравственных позиций, а в содержании романа Лермонтова выделял не идейную новизну и смелость, а правдивость жизненных изображений: «Тут видно больше углубления действительной жизни - готовился будущий великий живописец русского быта». Свое мнение о Лермонтове Гоголь высказал уже в «Выбранных местах из переписки с друзьями», и этим объясняется как тон снисходительного сожаления или даже осуждения, когда он говорит о покойном поэте, так и самое содержание оценок: для Гоголя конца 1840-х годов в Лермонтове важно не то, что он сделал, а те надежды, которые автор «Выбранных мест» возлагал на его «исправление» в будущем.

давшим реалистически столь правдивое, то есть типически верное, изображение живой действительности в смелых по своей четкости и новых по своей простоте формах сюжетного построения и стиля. Новыми были, в частности, и лаконичность повествования и динамизм в развитии событий; новым был и многогранный образ повествователя, варьировавший в прозаических произведениях Пушкина. Лермонтов первый в русской литературе создал реалистический психологический роман, углубив проблематику, усложнив характеры персонажей, развив дальше принципы пушкинского стиля - сохранив их четкость и строгость, но внеся в них гораздо большее разнообразие словесных красок.

«Вадиме» пушкинское начало отсутствует вовсе, несмотря на совпадение в теме; оно почти неощутимо в «Княгине Литовской», и только в «Герое нашего времени» - в произведении высочайшего совершенства - оно присутствует как фундамент, на котором покоится здание, А герой романа противопоставлен не героям прозаических повестей Пушкина, а герою романа в стихах - Онегину.

Таким образом, сопоставление прозы Лермонтова с творчеством трех его современников позволяет выяснить, прежде всего, своеобразие его пути и выявить не только черты его общности с ними, вернее даже не столько эти черты общности, сколько его глубочайшую оригинальность по сравнению с ними, его новаторскую роль. Проза Лермонтова, в свою очередь, открывала новые пути преемникам великого писателя.



 
© 2000- NIV