Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Тема Родины в лирике М. Ю. Лермонтова (вариант 3)

Подкатегория: Лермонтов М.Ю.
Сайт по автору: Лермонтов М.Ю.

ТЕМА РОДИНЫ В ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА

Чувство любви к Родине не дается человеку в момент рождения. Оно воспитывается и зреет в процессе развития личности. Наличие генетической памяти не гарантирует пробуждения национального самосознания. Любовь к Родине, как и любое высокое чувство, - свидетельство душевной зрелости, показатель качества духовной активности.

рано.

В формировании отношения Лермонтова к Родине проявились особенности его мировосприятия. В стихотворении пятнадцатилетнего поэта «К Д... ву» говорится:

Я пробегал страны России,

Мотив странничества, одиночества - не только дань поэтике романтизма. Ранняя смерть матери и разлука с отцом не могли не повлиять на характер поэта и его самоощущение. Недаром в написанном в связи со смертью отца в 1831 году стихотворении он пишет:

Ужасная судьба отца и сына

Жить розно и в разлуке умереть,

И жребий чуждого изгнанника иметь

На Родине с названьем гражданина!

восстания.

Лермонтов физически ощущал отсутствие свободы, как отсутствие воздуха: «И душно кажется на Родине...» Он очень рано высказал неприятие любых форм угнетения: «Там стонет человек от рабства и цепей!.. Друг! Этот край... моя отчизна!» В раннем творчестве поэт добровольно отрекается от края «рабства и цепей»: «... оставил брег земли своей родной для добровольного изгнанья!»

Не находя идеала в окружающей жизни, Лермонтов обращается мыслями к прошлому или к чужим землями Степным вороном хочет улететь его лирический герой на родину шотландских предков, но «тщетны мечты» поэта: «Меж мной и холмами отчизны моей расстилаются волны морей». Душа юноши стремится в горы: «Как сладкую песню отчизны моей, люблю я Кавказ». Он слышит в вечерних звуках южных степей «памятный 'глас» рано умершей матери. 'Но сюда, в «жилище вольности простой», вместе с войной из России уйдет несвобода. Отрадное воспоминание о вольнолюбивом Новгороде, чье сердце «при имени свободы трепещет... и кипит», омрачается мыслью, что и эта вольность была, уничтожена, и «колокол на башне вечевой... отзвонил ее уничтоженье».

Лермонтов очень рано начал ощущать свою «русскую душу» и народный исток своего творчества:

Так перед праздною толпой

И с балалайкою народной

И бескорыстный и свободный!..

психологии - общинность. Желание прикоснуться к сокровищам народной культуры порождало фольклорное и простонародное начала в творчестве. В стилизованной под солдатскую песню аллегории «Два великана», написанной в 1832 году, отражена бесславная судьба «трехнедельного удальца» Наполеона, не устоявшего в единоборстве «со старым русским великаном». К событиям войны 1812 года обращены такие стихотворения: 1830- 1831 годов «Поле Бородина» и 1837 года «Бородино». Но если в первом подчеркнута трагическая цена знаменитого сражения, когда солдаты, шепча «молитву родины своей», погибают «отчизны в роковую ночь», то второе стало прославлением русского национального характера, проникнутым героическим пафосом прошлого, противопоставленного настоящему.

Но русская история имела и такие тенденции, которые А. С. Пушкин назвал «бунтом бессмысленным и беспощадным». В пророческом стихотворении 1830 года «Предсказание» Лермонтов рисует страшную картину бедствий, грядущих после падения «царей короны» и низвержения закона чернью.

Кто видел Кремль в час утра золотой,

Когда лежит над городом туман,

Когда меж храмов с гордой простотой,

Как царь, белеет богиня-великан?

Сердце лирического героя поэзии Лермонтова разрывает противоречие между любовью к «полям земли родной», у которой прекрасны даже «непогоды», и осуждением «страны порочной», высказанным наиболее резко в стихотворении 1837 года «Прощай, немытая Россия...». В этом восьмистишии поэт не только изобразил соотношение общественных сил: «страна рабов, страна господ», - но и указал главную силу аппарата угнетения: «мундиры голубые», то есть жандармы. «Всевидящие глаза», «всеслышащие уши» - это тайный сыск, основной способ деятельности жандармов. В стихотворении выражено одинаковое неприятие и источника и объекта угнетения.

Поэт, понимая, что он «чужой в родном краю», не может «на родине томиться», пытается найти замену чувству родины, то заявляя: «Мой дом везде, где есть небесный свод...», то предполагая, что «отчизна там, где любят нас». На какой-то миг лирический герой смиряется с утратой родины:

Но, потеряв отчизну и свободу,

Нашел спасенье целому народу...

Но мысль: «Что, если я со дня изгнанья совсем на родине забыт!» - заставляет дрожать душу. Только на родной земле «смиряется... души тревога», когда поэт видит, как «волнуется желтеющая нива» или как «пушистый снег валит», или когда внимает «колоколам монастыря». Чувство любви к родине сравнимо с религиозным: «... И в небесах я вижу бога». Лирика Лермонтова полна предсказаний и прозрений, в том числе предвидений собственной участи: «Я предузнал мой жребий, мой конец». Чем ближе подходил отпущенный поэту срок, тем чаще обращался он в стихах к родным картинам, как будто посылал «родному краю поклон», как герой стихотворения 1840 года, помеченного датой «1-е января»:

А за прудом село дымится - и встают

Итог своему осмыслению чувства любви к отчизне Лермонтов подвел в «тихотворении «Родина», написанном в 1841 году.

Поэт начинает его с экспозиции, в которой определяет отличие своего патриотизма от других точек зрения. И хотя в первых строчках звучит полемика с основными течениями общественно-исторической мысли, в частности с теорией официальной народности и с концепциями славянофилов, по отношению к которым чувство поэта могло выглядеть «странным», - это не политическая декларация. Рассудок не может победить чувство любви, потому что любовь, как и вера, по природе своей иррациональна: «... люблю - за что, не знаю сам...» Это признание в любви к русской земле, хоть и выражено неброскими художественными средствами, по концентрации чувства кажется сходным со 103-м псалмом Давида, когда любующийся Божьим творением поэт, как «на крыльях ветра», переносится из заоблачных высей в глубокие долины, так что зрит и «шатер небес», и «горные чертоги над водами», и «логовище» лесного зверя, и «траву для скота», «и вино, которое веселит сердце человека». Так и в стихотворении «Родина», бросая элегический взгляд на землю из космоса, лирический герой видит только «ее степей холодное молчание, ее лесов безбрежных колыханье, разливы рек ее, подобные морям...».

обоз, березы, изба, резьба на ставнях. В восприятие пейзажа кроме зрения включаются другие органы чувств: пахнет дымом, садится роса, слышатся топот и свист. Космический холод сменяется человеческим теплом. В псалме: «... выходит человек на дело свое и на работу свою до вечера». Вот и дела рук человеческих: «спаленная жнива», «полное гумно». А вот и сам человек, отдыхающий от трудов: праздничная деревенская пляска «под говор пьяных мужичков». Сразу вспоминается «пьяный топот трепака» из «Путешествия Онегина» А. С. Пушкина. Оба поэта не идеализировали народ, но знали, что в народной душе скрыт животворящий источник высоких нравственных ценностей. Для мировосприятия Лермонтова было естественным спокойно-молчаливое ожидание перехода через черту жизни: «... молчу и жду: пора пришла...» И тот «сладкий голос», который звучит «в стране покоя и забвенья», поет поэту и о любви к Родине.



 
© 2000- NIV