Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Тема Родины в лирике С. А. Есенина (вариант 13)

Подкатегория: Есенин С.А.
Сайт по автору: Есенин С.А.

Тема Родины в лирике С. А. Есенина

Тема Родины всегда была традиционной в русской поэзии. А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов, Н. А. Некрасов все они раскрывали эту тему с грустью и нежностью, с болью за судьбу родной страны, заслуживающей лучшей, более достойной участи. Неудивительно, что, продолжая гуманистические традиции классики, С. А. Есенин уделяет этой теме приоритетное внимание. Сам он прямо говорил об этом: Моя лирика жива одной большой любовью к родине. Чувство родины основное в моем творчестве. Поэта часто называют певцом страны березового ситца, золотой бревенчатой избы, подчеркивая тем самым его крестьянские корни и значимость для его мироощущения родной природы, ведь природа и родина слова одного корня. Уже в первых поэтических сборниках Есенина окружающий мир предстает как земной рай, желаннее и любимее которого не бывает:

Край любимый! Сердцу снятся

Скирды солнца в водах лонных.

Я хотел бы затеряться

В зеленях твоих стозвонных.

(Край любимый! Сердцу снятся...)

Если крикнет рать святая:

Кинь ты Русь, живи в раю!

Я скажу: Не надо рая,

Дайте родину мою.

(Гой ты, Русь моя родная...)

Природа родной земли кажется ему необыкновенно прекрасной, у Есенина практически нет некрасивого пейзажа даже в обыденности и бедности он видит поэзию и красоту:

А и всех-то пять.

Крыши их запенились

В заревую гать.

(Край ты мой заброшенный...)

Его образы и метафоры ярки и самобытны: березовое молоко, пуховитые снега, травы ворожбиные, рассвет, что рукой прохлады росной сшибает яблоки зари, это все из крестьянского быта, из того, что привычно и дорого с детства, но увидено по-особому глазами народного поэта. Любовь к родине вмещает в себя и любовь к людям, признание их духовного богатства, народного нравственного начала. Показательно в этом плане стихотворение Шел Господь пытать людей в любови...! Бог в образе нищего скорбит о людях, но убогий старик, качающийся от голода, делится с ним последним куском. Сюжетное стихотворение лаконично и трогательно, наглядно рисует душевную щедрость и сердечность русского народа.

- Но люблю тебя, родина кроткая!

А за что разгадать не могу.

И так же искренни тревоги и переживания поэта за дальнейшую судьбу страны, когда началась Первая мировая война. Беда народа это его беда. Меняется пейзаж, становясь мрачным, предвещающим несчастья:

Грозным бедам широкий простор.

Крутит вихорь леса во все стороны,

Машет саваном пена с озер.

(Русь)

И без печали, без жалоб, без слез те же русские люди, мирные пахари, собираются на войну, становясь теперь надеждой и опорой родной земли:

Вся опора в годину невзгод.

(Русь)

религиозно-революционного преображения России. Этому посвящены поэмы Преображение, Инония и другие. Но революционные потрясения не дали России долгожданного земного рая. Поэт тяжело переживает крах своих иллюзий. В его стихах появляются новые мотивы: внутренней оппозиционности, обреченности, чуждости происходящим переменам. Яркий пример этому стихотворение Я последний поэт деревни.... Грядущую индустриализацию он воспринимает как страшное обезличивание крестьянского мира, умерщвление его души:

Скоро выйдет железный гость.

Злак овсяный, зарею пролитый,

Соберет его черная горсть.

Антитеза живого поля неживых, чужих ладоней, страшные метафоры панихиды, прощальной обедни говорят об ощущении поэтом близкого конца:

Скоро, скоро часы деревянные

Прохрипят мой двенадцатый час!

То же предчувствие трагического финала в стихотворении Сорокоуст. Противопоставление мощного поезда на чугунных лапах и тонконогого красногривого жеребенка вызывает в душе лирического героя грустные мысли:

Милый, милый, смешной дуралей,

Ну, куда он, куда он гонится?

Неужель он не знает, что живых коней

Победила стальная конница?

Попытке вписаться в новую Россию, изжить свои трагические противоречия посвящен целый цикл стихотворений 1924 года: Возвращение на родину, Русь советская, Русь уходящая. Изменения, произошедшие в родных местах, разделили поколения: молодежь принимает новую жизнь, для них пузатый Капитал становится Библией, а старшее поколение лишено привычного уклада жизни и ему тяжело это пережить. Колокольня без креста, выброшенные с полки иконы разрушены вековые нравственные ценности русского народа.

Уж я хожу украдкой нынче в лес.

Молюсь осинам... Может пригодится...

прошли мимо: Я тем завидую, Кто жизнь провел в бою, Кто защищал великую идею. А я, сгубивший молодость свою, Воспоминаний даже не имею.

Лирический герой испытывает трагическое одиночество: его забыли в родном селе, он ощущает себя иностранцем, ни в чьих глазах не находя приюта. Читатели могут видеть своего рода рефлексию, раздвоение души лирического героя, когда чувства борются с разумом. Чувство обиды, ощущение собственной ненужности с одной стороны:

Моя поэзия здесь больше не нужна,

Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

С другой попытка успокоить самого себя, найти рациональное объяснение происходящему: Но голос мысли сердцу говорит:

Опомнись! Чем же ты обижен?

Ведь это только новый свет горит

Другого поколения у хижин.

Естественно, что у молодых иное восприятие мира, иные ценности: Уж не село, а вся земля им мать. И, переборов обиды и сомнения, лирический герой приходит к утверждению подлинных нравственных ценностей в своей душе:

Как есть все принимаю.

Отдам всю душу октябрю и маю,

Но и тогда,

Пройдет вражда племен,

Исчезнет ложь и грусть,

Я буду воспевать

Всем существом в поэте

Шестую часть земли

С названьем кратким Русь.

Нельзя сказать, что трагизм в мироощущении поэта преодолен: противоречия остались, и прожитая жизнь зачастую представляется поэту сном (Не жалею, не зову, не плачу...). Очень точно говорит об этом предчувствии близкой смерти Есенина 3. Н. Гиппиус в статье Судьба Есенина, написанной ею в эмиграции уже после смерти поэта: В стихах о родине, где от его дома не осталось и следа, где и родных частушек даже не осталось, замененных творениями Демьяна Бедного, он вдруг говорит об ощущении своей "ненужности". Вероятно, это было ощущение более страшное: своего... уже "несуществования":

Я человек не новый!

Что скрывать?

Скольжу и падаю другою.

Сопоставив два стихотворения: Неуютная жидкая лунность... и Спит ковыль. Равнина дорогая..., можно видеть, как искренне пытается поэт принять новую Россию:

Мне теперь по душе иное...

Через каменное и стальное

Я не знаю, что будет со мною...

Может, в новую жизнь не гожусь,

Но и все же хочу я стальною

Видеть бедную, нищую Русь.

Чахоточный свет луны, пожалуй, сильный довод в принужденности авторской позиции, в том, каким мрачным стал его взгляд на мир. Вечно только то, что в душе:

Плачут вербы, шепчут тополя.

Но никто под окрик журавлиный

Не разлюбит отчие поля.

И все, что остается лирическому герою, а с ним и автору, близость смерти физической, к которой он, сломленный духовно, уже давно готов:

Но и все же, новью той теснимый,

Я могу прочувственно пропеть:

Дайте мне на родине любимой,



 
© 2000- NIV