Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Маяковский, Житков и Маршак в русской детской поэзии

Сайт по автору: Житков Б.С.

План

Введение

1. Место и значение В. Маяковского в русской детской поэзии

2. Б. Житков – писатель и человек (краткие сведения о жизненном и творческом пути)

Введение

из общения со сверстниками, через телевизор и компьютер. Книги занимают всё меньше места в детской жизни, хотя очевидно, что без книг нет и полноценного эмоционального и нравственного развития ребенка.

истории.

1. Место и значение В. Маяковского в русской детской поэзии

Когда В. В. Маяковский (1893-1930) организовал свою литературную выставку «Двадцать лет работы», значительное место в ней наряду с произведениями для взрослых, заняли книги, адресованные детям. Тем самым поэт подчеркнул равноправное положение той части поэтической работы, которая была осуществлена, как он выражался, «для детков». Первый, задуманный в 1918 г., но не состоявшийся сборник, так и был бы назван - «Для детков». Подготовленные для него материалы убеждают в том, что и для детей Маяковский стремился создавать новое революционное искусство, что ему чужда была мысль о камерных «детских» темах.

«Сделал дядя Маяковский» М. Петровский справедливо заметил, что «главное время в его стихах - будущее взрослое». Отсюда постоянное соотнесение сегодняшнего поступка, сегодняшней черты характера с тем, что пригодится ребенку как человеку будущего. Эта особенность делает актуальными произведения Маяковского для детей и сегодня, когда нет нэпманов, буржуев и Буржуйчиковых. Истории принадлежат эти персонажи в социально-политическом плане, а сегодняшнему дню - в нравственно-эстетическом. Этот аспект поэзии Маяковского для детей становится все действеннее.

«Сказка о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий», написанная в 1925 г. Этой литературной сказкой Маяковский раскрывает перед маленьким читателем сложный для него мир классовых отношений. С одной стороны - новые, гуманистические идеалы, утверждение которых связано с победой пролетариата. С другой - эгоизм, бесчеловечность, характерные для доживающего последние дни нэпманского мира. Так детская литературная сказка под пером Маяковского приобретает политические черты. Эпическая часть состоит из шести глав - это тоже необычно для сказки, но построены они по принципу противопоставления героя - Симы - антагонисту - Пете. Этот принцип контраста двух персонажей выдерживается последовательно: в сказке вокруг каждого из них свой мир. В образах Симы и его отца, прежде всего, подчеркивается любовь к труду. В то время как образ Пети сатиричен. В нем и его отце подчеркиваются черты жадности, обжорства, неряшливости.

Так, последовательно опираясь на свой опыт агитационно-поэтической работы для взрослых и творчески используя фольклорные традиции, Маяковский в детской поэзии утверждает новую социалистическую нравственность, корнями уходящую в народную почву.

материал для творческого воображения художника. Ведь в этом жанре единство текста и рисунка обладает придельной остротой.

В. Маяковскому удалось не только освоить этот жанр детской книжки, но и обновить его, усовершенствовать не только в области содержания, но и формы.

Часто Маяковский доводит зарисовку до афоризма: «Обезьян смешнее нет. Что сидеть, как статуя? Человеческий портрет, даром что хвостатая»,- рассчитанного не только на детское восприятие, афоризма, так сказать двухадресного. Детские стихи Маяковского и для взрослых - подлинная поэзия.

«Маяковский - детям»: «В любой детской книжке - будь то сказка, песенка или цепь смешных и задорных подписей под картинками,- Маяковский так же смел, так же честен, прям и серьезен, как и в своей поэме «Хорошо!» или «Во весь голос». Он никогда не забывает, что его читатели - маленькие, всего по колено взрослому…Он беседует с ними о важных материях шутливо, ласково, уважительно…»

В стихотворении «Кем быть?» (1928) творческое отношение человека к своему долгу, гуманистическая направленность туда, активное приближение будущего составляют единое звено проблем. В любом мастерстве поэт находил то, что может показаться привлекательным и заманчивым деятельному человеку на шестом - седьмом году жизни.

Данным произведением Маяковский стремится воспитать у детей дошкольного возраста активное отношение к труду, к жизни. Он отлично понимал, что в своих играх дети учатся жить, чувствовать, думать и действовать. Эту возможность поиграть в различные профессии, когда одно дело непрерывно сменяется другим, получает ребенок, читая стихотворение. В каждой профессии поэт находит черты, привлекательные для ребенка и в тоже время раскрывающие ее специфику.

В творческом наследии Маяковского для детей воплощены нравственно-эстетические идеалы жизни советских людей. Он первый выступил с острополитическими произведениями для детей. В его стихах живет и действует хозяин страны, рожденный революцией. Поэтическая форма стихотворений многими чертами связана с творчески осмысленными традициями фольклора. Все эти черты обеспечили долгую жизнь стихотворениям Маяковского, написанным для детей. Развитие детской поэзии немыслимо без освоения наследия Маяковскиого.

Например, в творчестве В. В. Маяковского (1893—1930) значительное место, наряду с произведениями для взрослых, заняли книги, адресованные детям. Тем самым поэт подчеркнул равноправное положение той части поэтической работы, которая была осуществлена им в детской литературе. Главное время в его стихах для детей — будущее взрослое. Отсюда — постоянное соотнесение сегодняшнего поступка, сегодняшней черты характера с тем, что пригодится ребенку как человеку будущего. Эта особенность делает актуальными произведения Маяковского для детей и сегодня. Истории принадлежат эти персонажи в социально-политическом плане, а сегодняшнему дню — культурном и нравственно-эстетическом.

стихотворение «Что такое хорошо и что такое плохо?» (1925). Стихотворение относится к жанру дидактического рассказа в стихах. Маяковский находит новые приемы для создания беседы-поучения, так, инициатива беседы идет не от взрослого, а от ребенка. В стихотворении «Кем быть?» (1928) творческое отношение человека к своему долгу, гуманистическая направленность труда, активное приближение будущего составляют единое звено проблем. Маяковский стремится воспитать у детей дошкольного возраста активное отношение к труду, к жизни. Возможность поиграть в различные профессии ребенок получает, читая стихотворение Маяковского. Перевоплощаясь в процессе игры во взрослых, дети учатся заглядывать в будущее. Мечты эти сродни прогнозированию будущего Человеческих возможностей. В творческом наследии Маяковского для детей воплощены нравственно-эстетические идеалы жизни людей труда.

Таким образом, все это обеспечило долгую жизнь стихотворениям Маяковского, написанным для детей. Развитие детской поэзии немыслимо без освоения наследия Маяковского.

2. Б. Житков – писатель и человек (краткие сведения о жизненном и творческом пути)

–1938), русский писатель. Родился 30 августа (11 сентября) 1882 в Новгороде в семье преподавателя математики и пианистки. Детство провел в Одессе (его школьным другом был К. И. Чуковский), в 1905 принимал участие в революционных событиях. Окончил естественное отделение Новороссийского университета (1906) и кораблестроительное – Петербургского политехнического института (1916).

Был штурманом парусника, капитаном научно-исследовательского судна, ихтиологом, рабочим-металлистом, инженером-судостроителем, преподавателем физики и черчения, руководителем технического училища; много путешествовал. Печатался с 1924 – сначала адресуясь к взрослой, затем все чаще к детской аудитории, которую он находил, в частности, как постоянный автор детских журналов и газет «Новый Робинзон», «Чиж», «Еж», «Юный натуралист», «Пионер», «Ленинские искры» и др. (морские повести в сб. Злое море, 1924; рассказы для детей Черная махалка, Дяденька, оба 1925; Джарылгач, 1926; Про обезьянку, 1927; Кружечка под елочкой, 1929; Белый домик, Мангуста, оба 1935; На льдине, 1939; циклы Морские истории, 1925–1937, Рассказы о животных, 1935; повести Удав, Черные парус, обе 1927; пьесы Пятый пост, 1927; Семь огней, 1929; сказочная повесть Элчан-Кайя, 1926; научно-художественный книги Про эту книгу, Свет без огня, обе 1927; Пароход, 1935, книжки-самоделки, в т. ч. Одень меня, 1928).

Богатство жизненных наблюдений и высокая познавательная ценность, четкость в определении полюсов добра и зла, неистощимая сюжетная изобретательность, динамизм повествования, острота и необычность нравственных коллизий, возникающих в повседневной жизни и раскрывающих истинную суть человека, романтическая вера в торжество добра и справедливости обеспечили произведениям Житкова почетное место в русской детской литературе 20 в., а внешне сдержанная, но искренняя и трогательная любовь к этому миру, ко всему живому и требующему защиты, умение удивляться красоте бытия, будить сострадание к слабым, в т. ч. к «братьям нашим меньшим», и интерес к загадкам природы, ясный, лаконичный и серьезный «детский» язык сделали творчество Житкова любимым чтением юных читателей вплоть до сего дня.

Вершина творчества Житкова – повесть-энциклопедия Что я видел (опубл. в 1938, посмертно), ставшая настольной книгой многих поколений детей, где писатель в жанре путешествия четырехлетнего мальчика Алеши-«Почемучки», от лица которого написана книга, отвечает на разнообразные вопросы, возникающие у малыша при первом столкновении с «чудом» железной дороги, новыми людьми, предметами и животными. Психологизм Житкова, не лишенный социальной тенденциозности в рассказах о взрослых (добрый и храбрый матрос и жадный хозяин в рассказе На воде, нищий матрос и корыстолюбивый капитан в рассказе Погибель, благородные революционеры и злые полицейские, черносотенцы и бандиты в рассказах Вата, Компас, Пекарня), доброжелательно-назидательный – в обрисовке образов детей (которые, взрослея, непременно становятся лучше), особенно точен в повествованиях о животных, которые показаны со всеми своими видовыми поведенческими признаками, и в то же время с конкретной ситуативной характеристикой (слон, который спасает хозяина от тигра), как создания, в которых писатель мудро выделяет достойные качества (преданность волка, трудолюбие и доброту слона, храбрость обезьянки и т. п.).

Вавич (кн. 1–2, 1929–1937), рассказывающем, не без автобиографических реминисценций, о периоде революции 1905. Творчество Житкова, классика отечественной детской и анималистической (в продолжение традиций Л. Н. Толстого и А. П. Чехова) словесности, которого можно, наряду с В. В. Бианки и Е. И. Чарушиным, считать также основоположником научно-художественного жанра в детской литературе, оказало существенное влияние на многих детских писателей.

Стремление передать воспринятое в течение жизни другим поколениям определило особый строй произведений Житкова

Б. С. Житков («Про эту книгу», «Плотник», «Паровоз», «Сквозь дым и пламя»). Технические термины почти не употребляются писателем. В центре внимания писателя человек, творческий труд. В его рассказах часто чувствуется влияние Л. Толстого. Для творчества Б. Житкова характерен глубокий анализ внутреннего мира людей разного возраста (сб. «Злое море», «Морские истории»; рассказы «Пудя», «Белый домик», «Как я ловил человечков», «Храбрость», «Красный командир» и др.). Его произведения дают большой материал для воспитательной работы с детьми: для бесед, для развития трудовых навыков. Одним из первых приблизился Б. Житков к решению важной задачи, стоящей перед новой литературой, соединению острой сюжетности и занимательности с тщательным исследованием психологии героев. Он внес в нее суровый реализм, уважительный разговор с подростком о героизме и требовательности к себе и к людям, романтическую одухотворенность, образное восприятие мира».

Строится ли сюжет«Храбрость»), дается ли описание мужественного поступка настоящего человека (рассказ «Красный командир»), показывается ли восприятие мира маленьким ребенком («Что я видел») — всюду Б. Житков стремится передать живую непосредственность наблюдений и переживаний. Для этого он ищет точные, лаконичные эмоционально-образные средства.

Сестра и брат«Пудю», собачку с ошейником и намордником; появились волнующая тайна и горе, когда взрослые грубо разрушили детскую игру. Б. Житков стремится открывать детям новые стороны жизни, вести их вперед, дает им пищу для чувства и воображения.

Модель корабля в мечтах детей оказывается наполненной сказочными человечками, которые появляются только в отсутствие людей и делают все, что полагается экипажу, поэтому мальчику нужно терпеливо ждать случая, когда человечки покажутся на палубе (рассказ «Как я ловил человечков»).

Произведения Б. Житкова, как правило, напряженно сюжетны, развязка конфликта в них энергична и часто неожиданна, развитие действия подчинено основной мысли — показать истинную ценность человека в решающую минуту. Он смело вводит в книги для детей настоящую Жизнь с ее борьбой, опасностями, трудностями. Он делает это для того, чтобы отчетливее подчеркнуть значение творческого начала в человеке, показать красоту труда, сближающего и объединяющего людей. Рассказы «Над водой», «Под водой», «Механик Салерно», «Дяденька», «Николай Исаич» повествуют о мужественных людях, проникнутых чувством ответственности за свое дело. Таков капитан итальянского парохода, везущего более двухсот пассажиров и оказавшегося под угрозой взрыва («Механик Салерно»). «Пассажиры на воде — это дети. Они узнают о несчастье — они погубят себя. Нам вручили их жизнь. «Товарищи моряки! — громко крикнул капитан.— Лучше погибнуть честным человеком, чем жить прохвостом!»

Товарищеский долг оказывается сильнее страха в человеке труда, он становится стимулом к подвигу, как показывает Б. Житков. Эту способность писателя увидеть неисчерпаемые внутренние силы человека отметил В. Шкловский: «Описание в «Механике Салерно» посвящено не столько пожару — таких описаний в мировой литературе очень много,—сколько анализу подвига команды, которая охраняет пассажиров от гибели и от страха» '.

Повествование о людях творческого труда облечено у Житкова в особую, часто сказочную манеру, идущую от стремления «осердечить» жизненный материал, который лег в основу произведения. От лица разных людей может быть этот «сказ». Мальчик-рабочий, решивший погубить сердитого клепальщика, учеником которого он оказался, забыл о своих обидах, когда ему показалось, что «дяденька» разбился. Он не думает о себе, спускаясь на веревке в трюм («Дяденька»). «Привязали меня, дали свечку. Я в этот пролет, как в гроб, спускаюсь. Думаю: если он живой, буду его целовать, дяденьку милого моего, лишь бы хоть чуточку живой только. И смотрю все вниз, а что на веревке я, это я и забыл, и что высоко».

чувствуется зрелость мысли писателя, его умение поделиться своим жизненным опытом, уважение к читателю-ребенку. Б. Житков писал для ребят разного возраста и к каждому старался найти подход и ответить на те «универсальные» вопросы, которые возникают у этой разновозрастной и разнохарактерной читательской аудитории.

«Не бойтесь вы лирики»,— говорил Б. С. Житков молодым писателям, считая всякую холодность «кощунством и пошлостью», которым не может быть никакого оправдания. Особое место в творчестве Б. С. Житкова занимают его рассказы о животных, такие, как «Про слона», «Про обезьянку», «Про волка», «Беспризорная кошка», «Мангуста». Это занимательные произведения, в которых чувствуется прекрасное знание привычек и поведения зверей и подлинность событий, положенных в основу сюжета.

«Не могу отстать от рисования, будь оно трижды проклято!»), то возвращался к скрипке. «Я в плену, я влюблён и у ног в восхищеньи» — это о новом инструменте, с нежным «женским» голосом.

— это опыт, поиск. Виталий Бианки назвал Бориса Житкова «Вечным Колумбом», то есть вечным искателем. А какой же Колумб без открытий! В 1936 году Житков взялся за небывалую книгу — «энциклопедию для четырёхлетних граждан». Он назвал её «Почемучкой». Это было новаторское произведение, потому что ничего похожего ни в России, ни на Западе до тех пор не было. Первым слушателем и критиком отдельных глав стал реальный, настоящий почемучка — сосед старшей сестры Бориса Житкова — Алёша, с которым Борис Степанович довольно часто встречался и беседовал.

Острая память детства помогла Житкову понять особенности маленьких детей, своеобразие восприятия ими жизненных явлений, перевоплотиться в своего героя — «носителя чувств четырёхлетнего человека». Житков писал: «Я вспоминаю пароходный трап по тому, как я на нём расшиб себе голень, вспоминаю индюка по тому, как он меня больно клюнул, когда я совал ему зёрна, а лошадь по тому, как она меня не укусила, когда я ей давал на ладони сахар. А я этого как раз ждал и боялся. А она бархатными губами затянула сахар, мягко и осторожно, а могла бы откусить мне руку по локоть».

Житков в книге «Что я видел» сумел создать такого героя, с которым все дети себя полностью отождествляли и отождествляют; он дал возможность своему Алёше Почемучке совершить замечательное путешествие, повстречаться с такими людьми, которые в ответ на его вопросы рассказывают и показывают много интересного. Это и «дядя военный», который знал в лесу все деревья и грибы, умел найти дорогу по солнцу; это и матрос Гриша, который показывал Алёше всё на пароходе; и капитан, главнее которого на пароходе не было.

Все персонажи — и Матвей Иванов с его рассказами о колхозном саде, и старый дедушка в шалаше на колхозном баштане, и Маруся, которая водит Алёшу в колхозный сад и угощает его сливами, и многие другие заняты своим делом. Но каждый из них оставляет в сердце мальчика заметный след.

Герой Житкова — настоящий, живой, непосредственный мальчик, со своим характером, поступками, капризами.

Поддерживают интерес к рассказу то драматические, то комические ситуации, в которые попадает герой, и очень непосредственная, эмоциональная реакция мальчика.

Здесь нет ограничений ребёнку, а идёт воспитание его для познания. Поэтому Б. Житков считал: «... Пусть день за днём, по приключениям, впитывает «читатель» новые сведения, и пусть по этим этапам они укладываются в его воображении, как если бы они случились в его жизни». Отсюда понятно, почему книгу «Что я видел» называли и называют «учебником жизни», а её автора — талантливым педагогом.

Не все книги, которые Б. Житков задумал, были им написаны. Собирался он написать и увлекательную книгу об истории корабля. Но не успел.

«Я думаю, что надо наконец начать кому-нибудь писать настоящие учебники, — сообщал он литератору И. И. Халтурину. — Учебники для детей. Это ведь тоже, выходит, детская книжка. И, скажите мне на милость, почему с беллетриста такой спрос: если на первой полустранице «ничего не начинается», то всякий вправе захлопнуть книжку и обругаться. А с «руководства» — никакого спросу, лишь бы вмещал курс».

Сам Житков признавал, что иные из его книг — «форменные учебники». Названий он не привёл, но угадать их нетрудно: в то время он работал в основном над книгами о технике и близкими к ним: «Кино в коробке», «Паровоз», «Плотник», «Про эту книгу», «Свет без огня», «Телеграмма»... Не упрощая дела с технической стороны, он написал эти книги живо, увлекательно, вдохновенно, в полную мощь богатого и непринуждённого житковского языка. И хотя у разных школьных предметов своя специфика есть (об истории или литературе Житков не стал бы писать так же, как о математике и физике), сам принцип создания новых учебников тут уже ясен. Есть что за образец взять.

И стоит ли удивляться, что именно из уст Бориса Житкова однажды вырвались знаменитые слова, сохраняющие свою свежесть и сегодня: «Невозможно, чтоб было трудно учиться: надо, чтоб учиться было радостно, трепетно и победно».

Серьезные этические проблемы, драматические конфликты разрабатываются в произведениях Б. С. Житкова, сыгравшего большую роль в становлении детской литературы в России XX в. Стремление передать воспринятое в течение жизни другим поколениям определило особый строй произведений Житкова. Он создает научно-художественные произведения, которые помогают развивать творческую фантазию детей, автор обращается к чувствам ребенка и к его разуму. Рассказы Б. С. Житкова глубоко эмоциональны, сюжетны («Про эту книгу», «Плотник», «Паровоз», «Сквозь дым и пламя»). В центре внимания писателя человек, творческий труд.

Для творчества Б. Житкова характерен глубокий анализ внутреннего мира людей разного возраста (сб. «Злое море», «Морские истории»; рассказы «Пудя», «Белый домик», «Как я ловил человечков», «Храбрость», «Красный командир» и др.). Его произведения дают большой материал для воспитательной работы с детьми: для бесед, для развития трудовых навыков. Одним из первых приблизился Б. Житков к решению важной задачи, стоящей перед новой детской литературой, — соединению острой сюжетности и занимательности с тщательным исследованием психологии героев.

Он внес в детскую литературу суровый реализм, уважительный разговор с подростком о героизме и требовательности к себе и к людям, романтическую одухотворенность, образное восприятие мира. Произведения писателя эмоциональны, лиричны, легко находят путь к детским сердцам. Особое место в творчестве Б. С. Житкова занимают его рассказы о животных, такие, как «Про слона», «Про обезьянку», «Про волка», «Беспризорная кошка», «Мангуста». Это занимательные произведения, в которых чувствуется прекрасное знание привычек и поведения зверей, и подлинность событий, положенных в основу сюжета.

19 октября 1938 года— около пятнадцати лет. Но успел написать он так много и так талантливо, как редко кому удавалось.

«учил человека гениальности, учил его творчеству».

— фашизм, вернулись домой живыми, здоровыми. Другие — погибли. Но и у тех, и у других — в большинстве — были дети. Они тоже выросли. Более того, присматривают за внуками, а возможно, и за правнуками. И могут им сказать словами В. Шкловского:

«Читай русских писателей, возьми Бориса Житкова. Он стоит в ряду очень больших писателей; пойми то, что он пишет, и тогда тебя не испугают ни море, ни дальние страны, ни метель».

«Почему?» — спросит ребёнок.

«А вот прочти — поймёшь».

3. Методическое обеспечение проведения занятий в детском саду при знакомстве с творчеством С. Я. Маршака

В поэтическом творчестве С. Я. Маршака (1887—1964) отражены принципы таких жанров устного народного творчества, как прибаутки, дразнилки, считалки, потешки, скороговорки. «Детки в клетке», «Сказка о глупом мышонке», «Багаж» и «Веселые чижи» (в соавторстве с Д. Хармсом), «Мороженое», «Цирк», «Вчера и сегодня», «Пожар», «Дом, который построил Джек», «Петрушка-иностранец» — это только немногое из написанного в 20-е годы. Стихотворения цикла «Детки в клетке» — лаконичные, юмористические, игровые. Они невелики по объему: две, четыре, редко восемь строк. В них даются конкретные, четкие черты облика или повадок животных. В своих стихах, адресованных детям, Маршак развивает их чувства и разум. Тема счастливого детства в творчестве Маршака — магистральная, потому что она объединяет основные проблемы: проблемы ребенка в коллективе, отношений детей и взрослых, природы и нравственности и др. Проходит эта тема через все работы С. Маршака в детской литературе. Маленькие дети у Маршака любознательны и активны, дружелюбны и раскованны. Они увлеченно играют («Мяч», «Усатый-полосатый»), охотно участвуют в делах старших («Разноцветная книга», «Праздник леса», «Круглый год»), готовятся к большой жизни, осваивая мир («Хороший день», «Карусель», «Про гиппопотама», «Великан», «Дети нашего двора»). Образ движения, роста — характерный для Маршака образ в стихотворениях на тему счастливого детства.

Умение видеть перспективу жизни совсем еще маленького ребенка, проследить связь детства, отрочества, юности со зрелостью — отличительная черта стихотворений Маршака, посвященных теме счастливого детства. С именем С. Маршака в детской литературе связано утверждение активной позиции лирического героя — ребенка. С. Я. Маршак боролся за создание «большой литературы для маленьких». В своем докладе на I съезде советских писателей Маршак отметил, что для детей создано еще мало книг, подчеркнул, что необходимо активно разрабатывать героическую тематику.

Таким образом, творческое наследие писателя очень значительно и до сих пор не потеряло своей актуальности в деле формирования культурно-нравственных ценностей подрастающего поколения.

Консультация для родителей по разделу «Ребенок и книга» - творчество С. Я. Маршака

– так велик его вклад в детскую литературу. Его стихи расширяют кругозор ребенка, воспитывают вкус к поэтической речи, помогают ощутить богатство родного языка, выразительного слова. Дети с удовольствие слушают стихотворную речь: она легко воспринимается на слух, рифмы помогают уловить взаимосвязь понятий, ритм стиха дает ребенку возможность ощутить эмоциональную окраску фразы, всего произведения. В «Усатом-полосатом» проза так ритмична, что органически переходит в стих, и наоборот – стихотворная речь переходит в прозу. Это произведение создает своего рода мост между стихом и прозой, подготавливая ребенка к тому, что не только в стихах, но и в художественной прозе и в обычной речи есть ритм, выразительная интонация, фонетическая характеристика образа. Вместе со своими читателями С. Маршак идет по ступенькам возраста. В этом ему помогает использование всех жанров, всех типов стихотворных произведений для детей: считалки, загадки, песенки, рассказы, сказки. Поэт начинает с самых обыденных понятий и постепенно расширяет их круг. С детьми среднего возраста он говорит более серьезно, стремится показать многообразие жизни, заставляет их видеть дальше, шире, глубже. Бесконечно разнообразны выразительные средства, которыми пользуется Маршак.

Рассеянность «Человека рассеянного», его отрешенность от повседневной жизни подчеркивается приемом преувеличения. Характеристика героя лаконична и в тоже время убедительна, ибо рассеянность героя доведена до крайнего предела, до нелепости. Ребенок воочию видит, что только очень рассеянный человек может на ходу надеть сковороду вместо шапки или натянуть себе на пятки перчатки вместо валенок. Юмор, присущий этому стихотворению, усиливается повтором: Вот какой рассеянный, С улицы Бассейной! Он опять поспал немножко И опять взглянул в окошко… Рифмы в стихотворениях Маршака большей частью точные. Это обусловлено тем, что дети чаще всего воспринимают стихи на слух. Поэт избегает пышных определений, сложных сравнений. Конечно, в его поэтической речи есть сравнения и метафоры, но они просты и близки ребенку: Пламя ежится и злится Убегает, как лисица. А струя издалека Гонит зверя с чердака. Чтобы помочь ребенку глубже проникнуть в смысл повествования, разбудить его любознательность, Маршак пользуется загадкой, намеком, оставляя место детской сообразительности, активному использованию ребенком своих жизненных наблюдений, знаний. Ненавязчивый намек производит более сильное впечатление, чем любое описание, даже образное. Прибежала мышка-мать, Поглядела на кровать. Ищет глупого мышонка, А мышонка не видать. Маршак дает ребенку почувствовать слово, обогащает его словарь, вводит новые понятия, показывает ритмичность словосочетаний. Игра словом у Маршака всегда связана с образом, которому подчинено стихотворение: Желтый, Красный, Голубой, Не угнаться За тобой! В стихотворении «Багаж» неоднократно повторяются названия предметов, встречающихся детям в жизни: Диван, Чемодан, Саквояж, Картина, Корзина, Картонка И маленькая собачонка Запомнить их детям легко и весело: они повторяются, как считалочки. Удачно использование несообразностей, неожиданных комических оборотов: В рукава просунул руки – Оказалось, это брюки… Эти перевертыши близки детскому речевому творчеству. Кажется, что поэт их подслушал у каких-нибудь малышей. В произведениях С. Маршака для детей многое навеяно фольклором: то это задорная дразнилка, то считалка, то песня, то сказка. Народное творчество для него – источник поэтичности, мудрости, простоты, сокровищница многообразных выразительных средств. Простота и емкость содержания, точная рифма, фонетическая ясность помогают быстро запомнить стихотворение. Наверное поэтому-то стихи Маршака, услышанные в раннем детстве, запоминаются на всю жизнь. Познакомьте детей с его творчеством.

Выразительные средства в произведениях Самуила Яковлевича Маршака

«Усатый - полосатый»

«Усатый-полосатый» начинается певучим сказочным зачином: «Жила-была девочка»… И сразу же плавный ритм зачина перебивается простым, прозаическим вопросом, как бы исходя от ребенка: «А как ее звали?» И в ответ дразнилка: «Кто звал, тот и знал! А вы не знаете». Контраст между зачином и звонкой, задорной дразнилкой привлекает внимание ребенка. С первой же минуты он слушает завороженный, заинтересованный. Фразеология этого рассказа так проста, что многие слова и целые выражения дети подсказывают. Удачно обращение автора к слушателям, активизирующее внимание юной аудитории: «Разве так спят? Вот какой глупый котенок!» Малыши становятся участниками действия, происходящего в рассказе, чувствуют себя «большими и умными»: ведь они-то знают, что котята не спят в постелях, не едят редиски, не могут научиться говорить. Обращаясь к детям, С. Маршак делает их собеседниками. Создается внутренняя связь между писателем и ребенком, взаимное понимание. Вместе с ним дети слегка иронизируют не над котенком, нет, - над девочкой, которая заставляет его совершать действия, не свойственные котятам: разговаривать, умываться и т. п. И хотя писатель говорит: «Вот какой глупый котенок», дети отлично понимают, что это относится вовсе не к котенку. Именно поэтому удовлетворение у них вызывает конец стихотворения: «А девочка тоже выросла, стала еще умнее…» Прием общения к читателю, использованный в «Усатом-полосатом», не нов в детской литературе. Но до Маршака, никто так удачно его не применял. Он оставался только риторическим приемом, читатель был пассивным. Маршак же сделал детей участниками своего рассказа, превратив его в игру. И дети отзываются на это всем сердцем. «Усатый-полосатый» занимает особое место в творчестве Маршака. Дети с удовольствие слушают стихотворную речь: она легко воспринимается на слух, рифмы помогают уловить взаимосвязь понятий, ритм стиха дает ребенку возможность ощутить эмоциональную окраску фразы, всего произведения. В «Усатом-полосатом» проза так ритмична, что органически переходит в стих, и наоборот – стихотворная речь переходит в прозу. Это произведение создает своего рода мост между стихом и прозой, подготавливая ребенка к тому, что не только в стихах, но и в художественной прозе и в обычной речи есть ритм, выразительная интонация, фонетическая характеристика образа. Прочитайте еще раз произведение после прочтения этой информации, даже Вы, воспримите это произведение иначе. Почитайте с детьми дома произведения С. Я. Маршака: «Сказка о глупом мышонке», «Усатый-полосатый», «Вот какой Рассеянный», «Багаж».

Конспект занятия по художественной литературе, тема занятия: "В гостях у писателя С. Я. Маршака"

желание знакомиться с творчеством Маршака.

Книги С. Я. Маршака, иллюстрации к его произведениям, шапочки кота, волка, лягушки, мышки, петуха и ежа. Портрет С. Я. Маршака.

Подготовительная работа:

Чтение детям произведений Маршака, разучивание наизусть отрывков из стихотворений «Терем-теремок», «Усатый-полосатый» и инсценировка их.

Ход занятия:

– 77 лет. Его книги знаете вы, знали ваши папы, мамы и даже бабушки и дедушки. С детства всем известны его стихи про веселого пуделя, глупого мышонка, рассерженную барыню, которая сдавала багаж, рассеянного гражданина и многих других. Сейчас дети нашей группы выступят перед нами. А мы посмотрим, послушаем и вспомним названия этих произведений.

«Усатый-полосатый»

"мяу" да "мяу"! Вот какой глупый котенок!

«Терем-теремок» Это что за теремок? Из трубы идет дымок. Видно, варится обед. Есть тут звери или нет?.. Кто, кто В теремочке живет? Кто, кто В невысоком живет? Я, лягушка-квакушка. (Лягушка) Я, мышка-норушка. (Мышка) Я, петушок - золотой гребешок. (Петушок) Я, серый ежик - Ни головы, ни ножек. А ты кто? (Еж) А я - волк, Зубами щелк! (Волк) Уходи, зубастый зверь, Не ломись ты в нашу дверь! Крепко заперт теремок На засов и на замок. (Мышка)

«Усатый-полосатый» и «Терем-теремок».

«Кошкин дом».) Узнаете, к какой сказке или стихотворению они нарисованы? (Дети рассматривают иллюстрации и отвечают.) - Отгадайте, кому из героев сказки «Кошкин дом» принадлежат эти слова:

«Кошкин дом»

Да ведь у нас убогий дом, Ни печки нет, ни крыши. Почти под небом мы живём, А пол прогрызли мыши. (Котенок) А мы, ребята, вчетвером, Авось починим старый дом. Я и печник, и плотник, И на мышей охотник! (Кот Василий) Я буду вам вторая мать. Умею сливки я снимать. Мышей ловить я буду, Мыть языком посуду... Впустите бедную родню! (Кошка) Да я вас, тётя, не гоню! Хоть у нас и тесно, Хоть у нас и скудно, Но найти нам место Для гостей нетрудно. (Котенок)

Физминутка "Старушка и пудель"

головой, обхватив ее руками) А пудель по комнате Бегал за ней. (Прыжки на месте, с руками согнутыми перед грудью)

А знаете ли вы, что Самуил Яковлевич Маршак перевел для детей много песенок разных народов. Оказывается, Маршак учился в Англии, в Лондонском университете и много ездил по стране. Во время этих поездок он и узнавал разные английские потешки, прибаутки. Мы с вами не смогли бы их прочитать, потому что еще не знаем английского языка. Но Маршак перевел их для нас на русский язык. Сегодня мы познакомимся с некоторыми из них.

«Робин – Боббин»

- Да еще и недоволен!

«Разговор»

Тётя Трот и кошка Сели у окошка, Сели рядом вечерком. Поболтать немножко. Трот спросила: - Кис-кис-кис, Ты ловить умеешь крыс? - Мурр,- сказала кошка, Помолчав немножко.

«Разговор») мы с вами выучим наизусть. (Разучивание.)

А еще С. Я. Маршак сочинял для детей загадки. Попробуйте их отгадать.

Загадки С. Я. Маршака

за дело, Завизжала и запела. Ела, ела Дуб, дуб, Поломала Зуб, зуб. (Пила) Держусь я только на ходу, А если стану, упаду. (Велосипед)

Еще Маршак писал для детей книги-подписи к картинкам. (Показ таких книг.) По этим книгам дети могут учиться. Подумайте, чему можно научиться по книге «Детки в клетке», «Круглый год», «Разноцветная книга», «Лесная книга»?

«Попрошайка»

Ходит, ходит Попрошайка. Просит, просит: Дай-ка, Дай-ка, Дай кусочек пирожка, Дай глоточек молока, Полкотлетки, Полсосиски, Полконфетки, Полредиски, Полрезинки, Пол-линейки, Полкартинки, Полкопейки.

«Жадина»

- Гриша, Гриша, дай мне нож. - Ты обратно не вернешь. - Дай-ка, Гриша, карандаш. - Ты обратно не отдашь. - Гриша, Гриша, дай резинку. - Ты откусишь половинку. - Гриша, Гриша, дай чернил. - Ты бы сбегал и купил. Заканчивается занятие экскурсией по выставке книг С. Я. Маршака.

КОНСПЕКТ ЗАНЯТИЯ ПО ОЗНАКОМЛЕНИЮ С ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРОЙ ПО МОТИВАМ СТИХОТВОРЕНИЯ “БАГАЖ” С. МАРШАКА В СРЕДНЕЙ ГРУППЕ

ЦЕЛИ:

· Учить детей видеть и понимать содержание картины, называть действия персонажей, окружающие предметы.

· Познакомить детей со словом “багаж”.

· Учить слушать внимательно большое по объему стихотворение.

· Продолжать знакомить с профессией железнодорожника.

Утром во время гимнастики воспитатель предлагает детям поиграть в поезд.

– машинист (ребенок), он ведет паровоз, а все остальные ребята – вагончики.

Воспитатель:

- Нам нужен регулировщик, который будет показывать, когда путь открыт. (Выбирают ребенка, который будет регулировщиком и дает ему флажок.)

- Какого он цвета? (желтый)

- Когда путь открыт, ты поднимешь флажок вверх, и наш поезд поедет. А когда путь будет закрыт, ты флажок опустишь вниз. Машинист внимательно смотри на регулировщика. Поехали! Как загудел паровоз?

Взрослый играет с детьми несколько раз, меняя машиниста и регулировщика.

ХОД ЗАНЯТИЯ

Дети сидят полукругом.

Воспитатель:

- Дети, в какую игру мы сегодня мы сегодня утром играли? (в поезд)

- Расскажите, как мы играли?

Воспитатель:

- Как выдумаете, куда приезжают поезда? (на вокзал, на станцию)

- Как называются люди, которые едут в поезде? (пассажирами)

- Как вы думаете, куда они едут? (ответы детей)

– все это можно назвать одним словом – багаж.

Сейчас я прочитаю вам стихотворение Маршака “Багаж”.

После чтения воспитатель с детьми перечисляют, какой багаж взяла с собой дама.

ФИЗКУЛЬТМИНУТКА

Воспитатель опять предлагает детям поиграть в поезд, только теперь дети будут пассажирами и возьмут с собой багаж, который они могут подобрать в игровом уголке.

Игру сопровождает музыка из звуков движущегося поезда.

детская поэзия творчество маяковский маршак

Литература

1. Аникин В. П. Детская литература: учебное пособие для пед. уч-щ/ В. П. Аникин, В. В. Агеносов, под ред. Е. Е. Зубаревой. - М.: Просвещение, 1989. - 399с.

4. Давыдова, М. А. О мангусте, косточке и благородных людях: Рассказы Б. Житкова / И. А. Агапова, М. А. Давыдова. 30 литературных сценариев для школьников. — М., 2004.

5. Ивич, А. Борис Житков / А. Ивич. Воспитание поколений. — М., 1969. Сивоконь, С. Писатель из будущего / С. Сивоконь. — М., 1988.

6. Степанова, М. Борис Житков / М. Степанова // Дошкольное воспитание. — 1988. — № 11.

— М., 1966.

– 1996, - №10.



 
© 2000- NIV