Меню
  Список тем
  Поиск
Полезная информация
  Словари и энциклопедии
  Классическая литература
Заказ работы онлайн
  Заказать учебную работу без посредников на бирже Author24.ru
Заказ книг и дисков по обучению
  Учебная литература
  Компакт-диски
  Технические и естественные науки
  Общественные и гуманитарные науки
  Медицина
  Иностранные языки
  Искусство. Культура
  Религия. Оккультизм. Эзотерика
  Для дома
  Для детей
Реклама



Знакомства
Разное
  Отправить сообщение администрации сайта
Другие наши сайты

TrendStat

Rambler's Top100

   

Москва в произведениях русской литературы

Главным летописцем быта и нравов Москвы был Владимир Алексеевич Гиляровский или дядюшка Гиляй, как его любовно называли москвичи. "Я-москвич! Сколь счастлив тот, кто может произнести это слово, вкладывая в него себя. Я - москвич!" Невозможно представить себе Москву конца ХIХ века и начала ХХ векам без Гиляроского, как немыслимо представить ее без Кремля, Третьяковской галереи, Художественного театра. Он был знатоком московского "дна", знатоком Хитровки - приюта нищих, босяков, отщепенцев - по большей части одаренных простых людей, не нашедших себе ни места, ни занятия в тогдашней жизни.

- сердечия, чтобы завоевать любовь и доверие сирых и озлобленных людей. Один только Гиляровский мог спокойно и безнаказанно приходить в любое время дня и ночи в самые хитрованские притоны и ночлежки. Его никто не посмел бы тронуть пальцем. Лучшей охранной грамотой было его великодушие. Оно смиряло даже самые ожесточенные сердца. Никто из наших писателей не знал так всесторонне и блестяще Москву, как Гиляровский. Было просто непостижимо, как может память одного человека сохранить столько характерных историй о людях, улицах, окраинах, площадях, садах и парках , да, к примеру, почти о каждом трактире старой Москвы.

У каждого трактира было свое лицо и свои завсегдатаи - от аристократического "Трестого" до студенческой "Комаровки" у Петровских ворот и от трактира для холодных сапожников у Савелевского вокзала до знаменитого Гусева у Калужской заставы, где, бряцая литаврами, лучшая в Москве трактирная машина - "оркестрион" гремела песню: "Шумел-горел пожар московский". Каждому времени нужен свой летописец не только в области исторических событий, но и летописец быта. Летописец быта с особой резкостью и зримостью приближает к нам прошлое. Чтобы до конца понять хотя бы Льва Толстого или Чехова, мы должны знать быт того времени. Даже поэзия Пушкина приобретает свой полный блеск лишь для того, кто знает быт пушкинского времени.

Поэтому так ценны для нас работы такого писателя, как Гиляровский, - летописца быта и комментатора своего времени. К сожалению, таких писателей у нас почти не было. Да и сейчас нет. А они делают огромное культурное дело. О Москве Гиляровский мог с полным правом сказать: "Моя Москва". Хлебосольный, открытый и шумный дом Гиляровского был средоточием артистической, газетной и художественной Москвы. По существу это был (как и сейчас остался) музей культуры, живописи и быта чеховских времен. Необходимо сохранить этот дом не только как культурную ценность, как дом, связанный с именем Гиляровского, но и как образчик московского житейского обихода конца ХIХ века.

литературная жизнь того времени, а вся современная им история, вся жизнь страны преломлялась в их деятельности. Важно то, что они определяли собой свое время. Таким был Владимир Алексеевич Гиляровский-поэт, писатель и знаток Москвы. О Москве писали наши классики. "Москва... как много в этом слове для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось," - восторженно писал о Москве Пушкин. Именно в Москве он создал ряд своих произведений - стихотворение "Стансы", "Кавказ" и многие другие.

Москва, ее быт, различные моменты ее истории, отразились во многих произведениях Пушкина. Стихотворение "Воспоминания в Царском Селе":

"Края Москвы, края родные,

Где на зоре цветущих лет

Не зная горести и бед...

Где ты,краса Москвы стоглавой,

Родимой прелесть стороны?

Где прежде взору град являлся величавый,

Все пламень истребил."

"Всеволжскому" и другие, трагедия "Борис Годунов", повести "Гроовщик", "Рославлев", очерк "Путешествие из Москвы в Петербург". Наиболее широко облик современной поэту Москвы воспроизведен в 7 главе "Евгения Онегина": здесь есть и картины московских улиц:

"... Вот уж по Тверской

Мальчишки,лавки,фонари,

Купцы,лачужки,мужики,

Бульвары,башни,казаки,

Аптеки,магазины моды,

Балконы,львы на воротах

И стаи галок на крестах",

и ироничные зарисовки московского "света",и исполненные лиризма строки: "Как часто в горестной разлуке, В моей блуждающей судьбе, Москва, я думал о тебе! Москва... как много в этом звуке Для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!".

"Панорама Москвы": "... Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке... нет! у нее есть своя душа, своя жизнь. " Тема Москвы развивается Лермонтовым в романе "Княгиня Лиговская" и ряде юношеских стихотворений. Поэтические картины Москвы времен Ивана Грозного воспроизведены в поэме "Песня... про купца Калашникова". Тема Москвы раскрывается в стихотворении Лермонтова "Бородино". В поэме "Сашка" поэт писал: "Москва, Москва!.. люблю тебя как сын, Как русский, -сильно, пламенно и нежно!".

Поэты последующих поколений вновь и вновь возвращались в своих произведениях к нашей столице. Романтичный Александр Блок так рисует свои впечатления в стихотворении "Утро в Москве":

"Упоительно встать в ранний час,

Легкий свет на песке увидать.

Упоительно вспомнить тебя,

Что со мною ты,прелесть моя.

В это утро-как прелесть твоя. "

Осип Мандельштам противопоставил зыбкой и туманной образности общего потока современной ему русской поэзии реалистическую конкретность, точность и изобразительную осязаемость стиха. И даже в тяжелейшие для себя и страны годы он писал о Москве замечательные строки. Поэт ощущает наступление нового дня, неразрывно связанного со столицей: "Москва - опять Москва. Я говорю ей: "Здравствуй! Не обессудь... ". Москва становится для поэта средоточием и символом новизны времен, источником новой музыки. Мандельштам пишет стихи о Москве в совершенно счастливой и радостной тональности:

"Река Москва в четырехтрубном дыме -

И перед нами весь раскрытый город:

Купальщики-заводы и сады Замоскворецкие.

Не так ли Откинув палисандровую крышку

Огромного концертного рояля,

"

Мандельштам тонко ощущает природу Москвы:

"Полночь в Москве. Роскошно буддийское лето.

С дроботом мелким расходятся улицы в чоботах узких железных.

В черной оспе блаженствуют кольца бульваров...

Когда покой бежит из-под копыт.

* * *

Уж я люблю московские законы,

Уж не скучаю по воде Арзни.

В Москве черемухи да телефоны,

"

Марина Цветаева - поэт сложный и противоричивый. При всей сложности своего письма и мышления она ощущала необыкновенную нежность к России и Москве:

"Облака - вокруг,

Купола - вокруг.

Сколько хватит рук! -

Возношу тебя, бремя лучшее,

Деревцо мое Невесомое!

* * *

У меня в Москве-купола горят,

У меня в Москве-колокола звонят,

И гробницы, в ряд,у меня стоят, -

Легче дышится-чем на всей земле!

Я молюсь тебе - до зари. "

очарование древнего города всегда будет достойной темой лучших произведений поэзии и прозы.



 
© 2000- NIV